Войти
ХочУ
  • Эксклюзив
  • Зима 2016/17
  • Блоги
  • Вкусные рецепты
  • Дневники стиля
  • Сериалы и ТВ-шоу
  • Феминистка. Явная и тайная жизнь настоящей стервы

    10:045
    Феминистка. Явная и тайная жизнь настоящей стервы

    День начался с маленькой удачи, поднимающей настроение и повышающей жизненный тонус. На лестничной площадке перед лифтом она наткнулась на соседа из 18-й квартиры, неопрятного и неприятного толстяка, толкнувшего ее третьего дня на лестнице и не извинившегося. Сегодня толстяк был настроен более дружелюбно и поздоровался вполне приветливо. Она в ответ сделала грустное лицо и скорбно покачала головой сказав ответное «Здравствуйте» таким похоронным тоном, что и бревно встревожилось бы. К ее тайной радости, сосед оказался много впечатлительней бревна: с его круглой физиономии мигом сползла довольная ухмылка и воцарилось недоумение. Продолжая наступление на завоеванной территории, она продолжила еще более удрученно:

    – Примите мои соболезнования…Я случайно слышала… Очень, очень жаль…
    К выражению недоумения на лице соседа добавилась тревога:
    – Что слышали? При чем здесь… соболезнования?
    – А разве нет? – коротко спросила она и нажала на наконец погасшую кнопку лифта.

    – Не понял, – протянул толстяк и попытался изобразить пренебрежение, но это ему не удалось. – О чем это вы?

    – Так ведь все говорят, – пожала она плечами. В эту минуту двери лифта с неприятным дребезжанием, возникшим от перманентного вредительства малолетних вандалов, распахнулись перед ней. Она юркнула в них и, пользуясь замешательством соседа, тут нажала на кнопку первого этажа.

    – Э, – сделало шаг к лифту говорящее сало, -- постойте! – и, убедившись, что пролезть в суживающиеся двери ему никак не удастся, добавило раздраженно:
    – Что говорят-то, я не понял!!
    – Говорят, что вы дурак и хам, которого не берут ни в один зоопарк! – громко ответила она и поехала вниз, на первый этаж, недосягаемая для дурака и хама в металлической коробке лифта.
    – Сама дура!!! – донесся до нее сверху рев обиженного животного. – …Феминистка ….

    Последний эпитет, хоть сдобренный совершенно нецензурным эпитетом, доставил ей едва ли столько же радости, сколько весь воспитательный момент. Значит, это существо не могло подобрать худшего оскорбления, чем назвать ее именем, которым она гордилась. Все правильно – самостоятельная и сильная женщина в глазах ничтожеств самое страшное и гнусное, что они могут представить своим скудным набором мозговых извилин. Виват, королева, и вперед – сегодня вас ждут великие дела!

    График на сегодня и впрямь был более чем плотный: прямо с радиопередачи в прямом эфире «Женские дела» она должна была спешить в университет, где у нее была запланирована лекция перед студентками филфака; затем следовало посещение редакции популярного журнала и приятная мелочь – получение гонорара, после чего она намеревалась уделить два часа личной жизни и посетить бывшего мужа, заболевшего стрептоккоковой ангиной.

    Вечер планировалось посвятить вопросам питания: в качестве духовной пищи была давно заготовлена последняя работа известной американской феминистки Мери Снейк «Отвращение: мужчина глазами женщины».

    На радио она успела как раз вовремя: ведущая уже сидела в студии и рассматривала свою раскрашенную мордочку в зеркальце, вставленное во внутреннюю сторону пудреницы. Вот она, типичная непросвещенная дурочка во всем блеске своей глупости: передача-то по радио, никто ее не увидит, а она так изучает свою рожицу, словно кому-то интересно, как она выглядит. А о том, чтоб перечитать свои домашние заготовки, небось и не думает, будет импровизировать на ходу. Да, все идет в комплексе: неразвитость, отсталость, непрофессионализм, нездоровая озабоченность своей внешностью.

    – Я полагаю, лучше передачу начать немного нестандартно, -- сказала она вместо приветствия, видя, что поглощенная созерцанием своей неземной красоты ведущая даже не заметила, что кто-то вошел в студию.
    – Ой! Это вы! Здравствуйте, Маргарита Андреевна!
    – Ну, во-первых, не Андреевна, а Авдеевна, а во-вторых, передачу надо начать так: «Знаете ли вы, что вы дура?»

    На раскрашенной мордочке ведущей появилось точно такое же выражение, как на жирной роже соседа, даже удивительно.
    – Почему я дура? – попыталась спросить ведущая пренебрежительно, но в вопросе звучало больше обиды, чем пренебрежения.
    Она не могла удержаться от невольной улыбки «И ты тоже… -- мысленно начала она,
    – …Но в данном случае речь идет не о вас, -- продолжила она уже вслух. – Это прием, призванный моментально зацепить аудиторию.

    – Аудитория обидится, -- возразила ведущая, видимо, уже успев почувствовать себя в шкуре этой аудитории.
    – Правильно! Отрицательный шок запоминается сильнее, чем положительный. Не успеет аудитория отойти от первой реплики, как мы подбрасываем вторую: «Нет? Вы не согласны? Что ж, оставайтесь с нами, и у вас появится возможность наконец понять, что вы из себя представляете.»

    – Это я говорю?
    – Нет, это говорю я. А вы отвечаете: «Но прежде чем разбираться, надо бы объяснить нашим слушателям, кого вы, Маргарита Авдеевна, считаете дурой».
    – Нет, – решительно ответила ведущая, – сначала я вас представлю слушателям, а потом говорите, что хотите.
    – Да уж не сомневайтесь, я все скажу. Кстати, как вы меня представите?

    Ведущая начала шарить среди лежащих на ее столе бумаг и наконец нашла искомую:
    – Вот… Сегодня у нас в гостях известная феминистка Маргарита Авдеевна Пацюк, автор книги «Война полов» и многочисленных публикаций по вопросам феминизма…
    – Сто тридцать две, – быстро добавила она. – Запишите.
    – Что сто тридцать две?
    – Публикации.

    Ведущая взяла карандаш и нехотя дописала указанную цифру что-то в своей бумажке.
    Двери хлопнули, в студию ввалился какой-то крупный самец с трехдневной небритостью, удачно сочетавшейся с желтизной редких зубов.
    – Через три минуты у тебя эфир, -- счел нужным напомнить он ведущей, тут же заискрившейся лицемерной улыбкой – как же, какое счастье, муж-чи-на зашел!
    – …. Так все-таки, Маргарита Андреевна, почему вы считаете наших слушательниц дурами?
    – А как же вы назовете человека, который систематически причиняет себе вред, не слушает разумных советов и не способен учиться не только на чужих, но и на собственных ошибках?

    -- Вообще-то дураком, но разве наши слушательницы таковы?
    -- Простите, один нескромный вопрос: у вас была первая любовь?
    -- Ну…
    -- Ну была ведь?
    -- Была.
    -- И что? Вы ведь не вместе? Почему?
    -- Ну…

    – Он оказался подонком, не так ли? По статистике, 98% первых возлюбленных оказываются подонками. Разочарованная женщина через некоторое время находит – кого? Второго подонка. И вместо того, чтобы хоть чему-то научиться на горьком опыте, она, едва отойдя от второго подонка, ищет третьего, потом четвертого, и так до тех пор, пока ноги носят. Она страдает, ей изменяют, ее лупят – вы знаете, что каждая четвертая женщина по официальным данным хоть раз подвергалась насилию в семье? (а по неофициальным и вовсе все подряд), -- и что же? Ей даже не приходит в голову задуматься, что с ней происходит. А когда наконец судьба дарует ей небольшую передышку, отправляя ее самца-садиста за решетку, она, вместо того, чтобы вздохнуть спокойнее, обливаясь слезами, несет ему передачу. В благодарность за все синяки, переломы и кровоподтеки. Что, нет такого? Картинка не с натуры?

    – С натуры…
    -- Так кто она после этого, если не дура?
    -- Но ведь не все мужчины бьют своих жен…
    -- Не все. Но 75% -- тоже много. И заметьте, мы пока говорим только о физическом насилии. А ведь есть и психическое, и экономическое…
    -- Ой, как страшно… -- прошептала ведущая, видимо смущенная ее напором.
    -- Да, это страшно. А рост абортов? На одного родившегося ребенка приходится сто десять абортов! И кто в этом виноват?
    -- Мужчины?

    «Дура-дура, а догадалась».

    – Конечно, а кто же?! Вы когда-нибудь видели, чтобы женщина, не имеющая ни с кем половых контактов, делала аборт?
    -- Значит, вы призываете совсем отказаться от мужчин?
    -- Я призываю перестать быть дурами. И первый шаг к этому – задуматься над своей жизнью. Вот что вы делали с утра, дорогая слушательница? Небось готовили завтрак мужу или сожителю и детям, если есть. Встали пораньше, зевая поперлись на кухню, и пока он дрых брюхом кверху, вы чистили картошку, ставили чайник на плиту, мыли вчерашнюю посуду и так далее. И вам даже не приходит в голову, что вы ведете себя как законченная идиотка, и даже хуже – как существо, глубоко убежденное в собственной неполноценности.

    Она остановилась на миг, глубоко вздохнула – вдруг пересохло в горле. Всегда волнуется, когда говорит о самом наболевшем.
    – Да, вы убеждены в своей неполноценности. Ведь вам тоже хочется спать, но вы встаете, потому что уверены: ваш сон значит меньше, чем сон вашего партнера. Вам неохота тратить время на бесконечную стирку-глажку-уборку, но вы уверены, что ваше время стоит меньше, чем время вашего партнера. У вас такое же высшее образование, как у партнера, но вы убеждены, что роль прислуги его, такого умного, унижает, а вас нет! Вы с легкостью жертвуете карьерой, здоровьем, друзьями, потому что у вас сидит в подкорке: у женщины все это ничего не стоит! Ее карьера, здоровье, друзья – это тьху, ничто по сравнению с наличием мужчины в ее жизни! И неважно, что вы его кормите, обслуживаете, терпите его выходки, а он вас даже удовлетворить не может. Это все неважно. Главное, что у вас есть самец, потому что сама по себе, без самца, женщина ничего не стоит, она не есть полноценный человек. И неважно, сколько у нее дипломов.

    Она остановилась, перевела дух. Многовато информации одним блоком, но ничего, до кого надо, до тех дойдет.

    Ведущая почесала нос и сказала задумчиво:
    – Вы знаете, я не сторонница феминизма, но что-то в ваших словах есть… Что-то действительно заставляющее задуматься… Но ведь, если не кормить мужчину завтраком, он в конце концов уйдет!
    -- Ну и пусть уходит! Вы должны испытать не грусть, а облегчение! Лично мне, скажем, после развода хотелось петь и плясать!
    -- Ну, и женщина останется одна…
    -- И чего тут плохого? Добытчик из среднего мужчины никудышный, а даже если он что-то приносит, велика ли радость выпрашивать у него деньги! О защите говорить не приходиться – многие мужчины даже меня боятся, что говорить о серьезных противниках… Воспитание детей? Но чему их может научить агрессивный мужской шовинист?
    -- А секс? Согласитесь, без него тоже плохо.
    -- Здесь есть два утешения: во-первых, ему без секса еще хуже, чем вам. А во-вторых, можно купить вибратор.
    -- М-да, -- неопределенно протянула ведущая, также мало знакомая с вибратором, как и с современными феминистскими идеями, и, глянув на часы, радостно объявила:

    -- А теперь настало время звонков в студию! Напоминаем, наша передача идет в прямом эфире и нашей гостье можно задать вопросы прямо сейчас по номеру 295-18-90.
    Первый звонок был именно таким, как она ожидала. Второй, впрочем, тоже.

    – Ой, спасибочки вам, Маргарита Сергеевна, што подняли такую важную тему! Я сама семь раз была замужем, и вы даже не представляете, как я намучилась с этими козлами, другого слова подобрать не могу! Один пил, второй пил, третий пил, четвертый курил – траву, пятый бил, шестой взял, сволочь, и скоропостижно умер, не оставив завещания, а седьмой вообще оказался животным! И все изменяли. Все. Так что я вас всецело поддерживаю. Так их, гадов! Вы молодец!

    – Слушай, ты, лахудра! Таких, как ты, надо отправлять в психушки, чтоб вы народ не баламутили! Весь ваш феминизм идет от вашего уродства, на такую, как ты, даже у обезьяны не встанет!
    – Это ваши проблемы, Гамадрил Орангутангович, – не удержалась она от ответа и сама рассмеялась собственной удачной шутке. – Уже не осталось таких отсталых мест на планете, где ваши взгляды были бы нормой…

    Несколько не вписывался в общую картину только третий звонок. Какая-то женщина, представившаяся Натальей, начала говорить спокойно и убежденно:
    – Я давно читаю ваши статьи, слежу за вашими выступлениями и должна сказать, что вы совершаете типичную феминистскую ошибку: путаете причины и следствия, не говоря уже о том, что ваша агрессивность может только оттолкнуть…

    – К сожалению, -- бойко прервала непрошеную ригористку ведущая, -- наше эфирное время истекло. Разрешите поблагодарить вас, Маргарита Фаддеевна, за интересную беседу…

    Радиостудию она покинула с чувством выполненного долга и, переполненная им же, вошла спустя час в просторный актовый зал университета. Первый же взгляд показал, что в любом случае скорбный труд не пропадет: народу была пропасть, и, что особенно важно, молодого женского народу. Пожилая полная дама с голубыми волосами, зав какой-то кафедры, представила ее аудитории, даже не перепутав отчество; еще более приятным сюрпризом оказалось наличие микрофона. Предполагаемые, хотя и малореальные оппоненты заранее были обречены на поражение: заглушить ее голос, усиленный техникой, не удавалось еще никому. Присмотревшись, пока ее представляли, к лицам слушательниц, она несколько изменила первоначальный план лекции. Здесь явно приходилось начинать с азов. Она вкратце рассказала, что такое феминизм, где он зародился и как с ним боролись, после чего свернула на заранее проложенную колею, с пылом заговорив об физических и исторических предпосылках зарождения феминизма как явления, начав с времен матриархата.

    –…. Человек жил в гармонии с природой, не болел и не страдал. Не было войн, грабежей и насилия. Но первобытный рай закончился, когда власть захватило в свои руки грубое агрессивное животное – самец рода хомо сапиенс! Немедленно начались войны, землетрясения и эпидемии.

    Агрессия начала направляться как на людей, так и на окружающий мир. Вся история человечества начиная с утверждения патриархата – это история войн и убийств. Тяга к насилию сидит глубоко в подкорке мужчины, этого неполноценного существа с неполным набором хромосом!
    Первое его побуждение всегда убить, разрушить, съесть, и только потом он начинает думать! Мужчины гордятся своим вкладом в технический прогресс. Но, во-первых, кто изобрел колесо, еще неизвестно, а во-вторых, весь их прогресс свелся к совершенствованию орудий уничтожения! Все прочие блага цивилизации возникли как побочные явления, как отходы от совершенствования технологий смерти!

    Но, и свергнув власть женщины, и вооружившись до зубов, мужчина так и не сумел избавиться от глубоко сидящего в нем страха перед превосходящей его женщиной! И чтобы преодолеть этот страх, он начал всячески ее унижать. Вся история человечества – это история унижения женщины.

    Студентки, сперва подававшие признаки жизни, теперь притихли и замерли, иные приоткрыли рот. Да, такого им никто не говорил.

    – Тысячелетиями женщину эксплуатировали, внушали ей мысль о ее неполноценности, насиловали и в конце концов убивали! Ей не давали учиться, чтобы потом обвинить ее в глупости и тупости! Ей не давали работать, чтоб потом обвинять ее в лени!

    И она поведала аудитории о трагических судьбах знаменитых женщин древности – Сафо, Ипатии Александрийской и царицы Клеопатры. От последней она легко перешла к едва ли не самому гнусному изобретению мужчин: двойному моральному стандарту.

    – … И нам можно все, решили мужчины, а им – ничего! Запрем их в гаремах! Забьем до смерти камнями девушку, «забывшую стыд»! И здесь одинаковы все страны и все религии. Чем отличается европейское «приданое» от восточного «калыма»? Только тем, что на Востоке платили за женщину, за в Европе наоборот, доплачивали, чтобы «товар» взяли. Но и там, и там женщина равнялась вещи, а поскольку бывшая в употреблении вещь ценится ниже, то за вдову и калым с приданым был меньше. Чудовищное изобретение мужчин – культ девственности – на протяжении веков был самым действенным способом манипуляции женским сознанием. Но если б все ограничивалось культом девственности! Над женщиной веками издевались не только мужчины, не только общество, но и сам язык, на котором ей иногда позволяли сказать несколько слов. Да, да, даже наш язык пропитан гендерной дискриминацией!

    Любой язык фиксирует картину мира с мужской точки зрения. Начнем с того, что во многих языках понятия «человек» и «мужчина» тож-дест-вен-ны! Мan в английском, homme во французском, Mann в немецком. Мы говорит «человек» - подразумеваем «мужчина», мы говорим «мужчина» - подразумеваем человек. Женщине при таком раскладе вообще нет места. И не случайно имена существительные женского рода являются производными от имен существительных мужского рода: учительница – от учитель, волчица – от волк, поэтесса – от поэт. Причем если женщине хотят сделать комплимент (то есть усыпить ее бдительность), то говорят о ней как о «толковом враче», «талантливом ученом» и так далее, то есть как бы приравнивают низшее – женщину – к высшему, т.е. мужчине, называя ее существительным мужского рода. И наоборот: назовите самца «мужчинкой», то есть словом с окончанием –а, характерным для имен существительных женского рода: как он взовьется!

    В языке, как в зеркале, отразилось многовековое мужское доминирование, не исчезнувшее и в 20 веке. Прямого насилия стало немного меньше, зато изощренного психологического насилия – намного больше. Нами по-прежнему манипулируют, нас по-прежнему дергают за нитки, как марионеток, а мы не осознаем этого. Взять хоть так называемый «культ женственности» – сказала она с непередаваемым ехидством. –Каждое утро в метро и на улицах можно лицезреть толпы несчастных, вышагивающих на высоких каблуках с тщательно раскрашенными мордочками и с еще более тщательно промытыми мозгами. Ради прибыли косметических компаний и ради соответствия навязанным стандартам они тратят кучу денег и времени, убежденные, что иначе нельзя: ведь женщине недопустимо появляться на людях с неразрисованным лицом! И только в последнее время стали говорить правду: что косметика унижает женщину!

    Тут раздался голос с галерки:
    – А если женщина без косметики похожа на чучело?
    «Это что, намек?»

    – Ну и что? Если вы себя любите, вам все равно, на кого вы похожи. Другое дело, если вы относитесь к себе как к товару. Некрасивый товар не продашь, не так ли? Или заплатят мало, на аборт не хватит.

    Кто-то захихикал, но голос с галерки заткнулся и остаток лекции прошел совершенно спокойно.
    – …Я призываю вас посмотреть на себя и на мир новыми глазами, - закончила она лекцию и с наслаждением отхлебнула воды из стакана: горло совсем пересохло. – Я призываю вас стать свободными.

    Около половины шестого она вышла из университета: с макрокосмом на сегодня покончено, пора навести порядок в микрокосме. Получив гонорар, она потратила половину его на покупку килограмма дорогих сосисок, умиляясь собственной щедрости: пусть бывший муж наконец-то поест горячей пищи. Ведь для них, самцов, все, связанное с кормом, необычайно важно. Он будет счастлив, а она покажет ему свою духовную высоту, поднявшись над личными обидами.

    На звонок в дверь никто не ответил: тщетно она давила на маленькую кнопку грязновато-зеленого цвета. Или он, преодолевая болезнь, вышел купить себе корма, или не в состоянии подняться. Оба варианта ее одинаково устраивали, и ни один не был страшен, так как у нее имелись собственные ключи. Бывший муж со свойственной ему ленью ухитрился за год даже не сменить замок. Когда она поворачивала ключ, из глубины квартиры донеслись нечленораздельные звуки; стало быть, бывший муженек все же в гнезде, но умышленно не подавал признаков жизни и прикинулся дохлым в надежде, что от него отстанут. Вполне в его стиле.

    Как ни старалась она подавить в себе злорадство, созерцание квартиры бывшего мужа доставило ей острое удовольствие. Разумеется, в комнатах царила неописуемая грязь, с потолков свисала паутина, на полу валялись ложки, журналы, бумажки от конфет, а на журнальном столике лежал, вытянувшись, как червяк, длинный коричневый носок. Устроитель всего этого хаоса лежал на кушетке в самом жалком виде: небритый, в грязной пижаме, с красным носом и глазами – допрыгался, дурачок, догулялся без шапки в холодную погоду. При виде ее муженек опять замычал, потом захрипел, пытаясь что-то выдавить, но только закашлялся.

    – Ты не можешь говорить? – догадалась она, и он замотал головой, закивал в знак согласия.
    – Совсем не можешь?
    – Угу, – промычал он.

    Прекрасно. Наконец-то она скажет ему все!

    – Чем ты занимаешься во время болезни?
    Он сперва посмотрел на нее недоуменно, потом пошарил рукой по кушетке и показал газету с наполовину разгаданным кроссвордом.
    – Опять? Опять дурью маешься? Вместо того чтобы потратить эти бесценные часы уединения на духовный рост? Что ты мычишь, как недоенная корова? Ты никогда не хотел работать над собой, и вот результат!

    Больной умоляюще закрыл глаза, как бы призывая прекратить воспитательный момент, но она сделала вид, что не заметила этого движения.
    – Посмотри, во что превратилась твоя квартира! И это не просто бардак: это зримое воплощение твоего внутреннего состояния! Ты хочешь сказать, что и при мне бывал бардак? Ну уж нет, при мне носки на столах не валялись! И не мычи! Не мычи! Не думай, что мне легко говорить: у меня сегодня была большая нагрузка на голосовые связки. Я устала, я тоже хотела бы лежать, прикидываясь больной, но я не могу себе этого позволить! И после работы я поехала к тебе… и попрошу не поворачиваться ко мне спиной! Это не аргумент в дискуссии!

    Муж вздохнул и, как избушка в сказке, снова развернулся передом.

    – Не думай, что я забыла все гадости, которые ты наговорил в нашу последнюю встречу у адвоката. У меня память хорошая. Но ты знаешь мое кредо: я по-прежнему верю в человека, несмотря на все ужасы 20 века. Я даже в мужчину верю, то есть в того мужчину, который заслуживает этого гордого названия – человек! И мне хочется думать, что и ты не окончательно потерян для общества.

    Муж усиленно заморгал глазами, и она приняла это рефлекторное движение за утвердительный знак.
    – Ага, значит, теперь ты понимаешь, что был неправ?

    Внезапно муж сделал резкое движение, схватил с пола тапок и швырнул в нее. Тапок, разумеется, пролетел мимо: ручки дрожат, ручки, а муж, утомленный усилием, упал на подушку, обливаясь потом. Бедное страдающее животное, как ему должно быть плохо в эту минуту!

    – И не стыдно тебе? Тебе пришли с лучшими намерениями, хотят помочь, и это благодарность?

    Животный опять замычал, и она поняла, что он не хочет ее помощи.
    – Ладно, мычи, а я пойду сварю тебе поесть. Ведь, небось, дня три не ел горячего.

    Кухня была ужасна, как романы Лавкрафта: единственную более-менее приличную кастрюлю пришлось отчищать полчаса, прежде чем она решилась опустить в нее сосиски. Когда она наконец вошла в комнату с дымящимся блюдом в руках, муж лежал на спине с закрытыми глазами, усиленно изображая безразличие.

    – Ах ты мой мазохистик, – ласково сказала она и помахала перед его носом насаженной на вилку сосиской, издающей возбуждающий слюнные железы аромат. – Хочешь ам-ам?

    Он открыл глаза и повернул лицо в сторону.

    – Ну, брось свои капризы. Я купила сосиски специально для тебя. Открывай рот и кусай.
    Несмотря на аппетитный вид и запах сосиски, бывший муж упорно отказывался съесть хотя бы кусочек, мотая головой и мыча с закрытым ртом.
    – Лоханкин! – возмущенно бросила она, сообразив, римейк какого сюжета они разыгрывают. – Точно Лоханкин! Но тот хоть повод имел, а ты чего? Ешь, скотина!

    Муж хрюкнул и перевернулся на живот, костенея в убогом упрямстве идиота. И что делать с этой скотиной? Привязать его, что ли? Он так ослабел, что она легко с ним справится. Но не факт, что ей удастся провести насильственное кормление даже в связанном виде. Ладно, черт с ним. Пусть не ест. То есть, несомненно, он заглотнет сосиски как голодный волк, как только она уйдет, но сейчас он есть не будет даже под страхом расстрела – гордый самец, понимаете ли. Что ж, если так, она может и удалиться. Мавр сделал свое дело. Только надо будет зайти еще раз, пока он не выздоровел, и насладиться зрелищем: во что превращается мужчина, этот повелитель вселенной, без женщины. Вот он лежит, полудохлый, вспотевший, волосы торчат в разные стороны, глаза затекли, как у собаки, и смотрит на нее мутным взглядом, в котором уже почти нет ничего человеческого.

    – Ладно, Лоханкин, прощай до воскресенья. В воскресенье после обеда я опять зайду.
    Она специально сориентировала его на воскресенье: пусть предвкушает, дурачок, как он забаррикадируется и закроет дверь на цепочку. Все равно она придет в субботу рано утром.

    На улице душу ее вдруг заполнила радость: то ли от того, что свежий вечерний воздух был так разительно не похож на затхлую атмосферу квартиры, которую она только что покинула, то ли от назидательного зрелища. Медленным шагом, с наслаждением вдыхая весенний воздух, она двинулась к трамвайной остановке. Внезапно сзади послышался визг колес и чей-то пропитый голос:
    – Эй, красивая, поехали!

    Еще чего не хватало: едва от одного избавилась, как новые придурки навязываются. Гордым движением королевы она оглянулась, готовясь морально сразить мерзавцев наповал одной отточенной репликой, но и движение, и фраза пропали напрасно: оказалось, хамы кричали из машины вовсе не ей, а какой-то кудрявой овце в короткой юбке. Ха, разумеется: ей бы и не посмели.

    Дома после ужина она хотела, как и было запланировано, почитать, и даже взяла в руки журнал, но до чтения так и не дошло. Неожиданно, как всегда, и неумолимо властно к ней пришло другое чувство, более сильное, чем жажда познания, чем любопытство, чем честолюбие. Она опять мучительно захотела заняться тем, чем занималась уже два года, одновременно стыдясь и наслаждаясь процессом. И в этом стыде, как ни странно, заключалась половина наслаждения. Неповторимый вкус запретного плода коснулся ее пересохших губ, и она решительным жестом включила компьютер.

    Весь вечер и ночь она снова предастся греховной страсти, о которой не знает никто, ибо она скорее даст себя распять, чем сознается в том, что уже два года пишет женские романы под псевдонимом Татьяна Вронская. Два романа, «Раба страсти» и «Невольница любви», принесли «Татьяне Вронской» довольно приличный гонорар, но она не могла лгать себе: она занималась этим не ради денег. Если бы все было так просто, если бы все упиралось в прозаические материальные проблемы! Но она сидела ночами не ради денег, и не ради славы – какая там слава, под псевдонимом? – а только ради этих пьянящих мгновений, когда пальцы сами бегают по клавиатуре и душа летит, летит, как в 15 лет, туда, в волшебный мир третьего по счету романа «Пленница чувства», героиня которого, невзрачная серая мышка, выиграла миллион в лотерею, преобразилась, поехала на шикарный курорт, где вокруг нее толпы миллионеров и кинозвезд, но это все не то… и вот она наконец-то встречает его!

    «К Изабелле медленно приближался высокий мускулистый красавец, одетый в белый костюм от Версаче, туфли от Дольче и Габбана и носки от Труссарди. На запястье его левой руки поблескивал платиновый «Роллекс», а голубые глаза откровенно обшаривали фигуру Изабеллы. Ее сердце бешено забилось: да, несомненно, это было то, о чем мечтает каждая женщина независимо от возраста и общественного положения – Настоящий Мужчина».
     

    4 5 1

    Автор:

    Источник: ellena.sitecity.ru

    Что Вы об этом думаете?

    Другие комментарии (5)
           
    Лиза Винчи 27/10/2006, 16:56

    Вообще то мне не очень понраилось. Здесь не стерва демонстрируется - "женщина-блеск", а закомплксованая и агресивная дама.

    Ответить
    астра 08/04/2009, 22:22

    вот это дааа......какая то психанутая ,неуверенная в себе женщина,которой не хватает секса......мне ее искренне жаль....

    Ответить
    Человек 28/01/2010, 11:20

    Ничего не понимаю....откуда у чел-ка столько внутр. ненависти к мужчинам ???? Даже если первый опыт был не удачным-это же не значит что всех мужчин нужно приравнивать к собакам ((( Мне кажеттся, подобные "рождаются" из-за того что в браке ищут любви к СЕБЕ(этакие эгоистки). Но любовь-это вовсе не значит любите МЕНЯ. Любовь-это когда ТЫ любишь другого.Любовь отдаёт и ПРЕЖДЕ всего заботится О ДР. Если вставать по утрам и готовить завтрак своим детям и(или) любимому мужу это обязанность то мне вас искренне жаль...Это удовольствие! Ибо делаешь это для любимого чел-ка.......

    Ответить
    freedom forever 11/02/2011, 03:31

    Прекрасная статья, жаль что не окончена. Наконец-то унас есть грамотные женщины, которые осознали всю плачевность своего социального положения,и к тому же пытаются изменить что-то в своей и чужой жизни.Браво!! А вышеперечисленные коментарии могли написать только те женщины, которые не хотят замечать очевидных вещей.Реальность настолько ужасно, что они предпочитают делать вид буд-то все так и должно быть.Это в 21 веке!Грустно, но надежда у меня все же есть: опомнитесь и постарайтесь больше думать!

    Ответить
    Елена Александорова 03/10/2011, 14:07

    Фи..Я-то думала, что статья про настоящих умных женщин, которые не позволяют никому себя унижать и живут полноценной социальной и духовной жизнью, а оказалось, что речь идёт о закомплексованной дуре, всё же желающей найти себе НАСТОЯЩЕГО МУЖЧИНУ... Всё это так же глупо, как и высказывания мужчин о женской тупости и ограниченности. Нормальная, умная, самодостаточная женщина и умный, состоявшийся мужчина никогда не станут поливать друг друга грязью только из-за того, что люди другого пола.

    Как показывает практика: мужчины, считающие,что женщина глупее и хуже мужчины обычно сами умом не блещут, дело даже не в учёных степенях и не в деньгах. Просто жизненно ограниченные люди. Да и женщины-феминистки, как в статье обычно ограниченные дуры, несмотря на все учёные степени и кучу книжонций на какую-нибудь заумную тему.

    Мужчины и женщины настолько разные, что просто глупо сравнивать их. Мозг мужчины и женщины устроен по-разному и говорить, чьи мозги лучше тоже глупо. Мы созданы, чтобы дополнять друг друга, а не выяснять, кто лучше.

    Ответить