Войти
ХочУ
  • Видеоинтервью с Козловским Видеоинтервью с Козловским
  • Едем на море вместе с Эпицентром Едем на море вместе с Эпицентром
  • Свадьба, как в кино Свадьба, как в кино
  • ЭКСКЛЮЗИВ С АНДРЕЕМ ХАЙАТОМ ЭКСКЛЮЗИВ С АНДРЕЕМ ХАЙАТОМ
  • Сериалы и ТВ-шоу Сериалы и ТВ-шоу
  • Эксклюзив с Лилией Ребрик Эксклюзив с Лилией Ребрик
  • Сергей Никитюк: "Модели – самый успешный сегмент украинской модной индустрии"

    14:11 0
    Сергей Никитюк: "Модели – самый успешный сегмент украинской модной индустрии"

    В Украине вот-вот стартует модный марафон: сегодня открывается Mersedes-Benz Kiev Fashion Days осень-зима 2017/18, а четвертого – юбилейный 40-й сезон Ukrainian Fashion Week. В преддверии главных fashion-событий зимы мы встретились с Сергеем Никитюком – одним из первых и лучших модельных скаутов в Украине, ведущим и куратором проекта Супермодель по-украински, чтобы послушать о правилах и особенностях модельного бизнеса, феномене Instagram-принцесс вроде Кендалл Дженнер и Джиджи Хадид, психологических сложностях моделинга, о том, какие девочки становятся успешными, а какие – нет (и почему?), а заодно разузнали последние новости об Арине Любителевой.

    Обычно мало кто, кроме представителей узкой профессиональной среды, знает модельных скаутов – эти люди, как правило, остаются в тени, работая на известность и узнаваемость своих подопечных. Сергей Никитюк – исключение из правил: благодаря проекту «Супермодель по-украински» страна не только узнала о профессии модельного скаута, но и поняла, как именно проходит и происходит работа модели и скаута, как выбирают моделей, как выстраиваются отношения между скаутом и его подопечными и т.д. Тем не менее, вопросов остается не меньше, чем ответов. Например: почему красивыми вдруг стали считаться девушки с нестандартной внешностью, сколько, все-таки, получают модели, что нужно уметь, чтобы стать успешной моделью, и почему некоторые популярные участницы «Супермодели» не работают в индустрии? Сергей прошел длинный путь от менеджера в Национальном комитете конкурса красоты «Мисс Украина», ассистента фотографа, режиссера-постановщика показов, стилиста и кастинг-директора до самого известного в Украине модельного скаута, поэтому он, как никто другой, может объяснить все тонкости процесса: от 10 советов тем, кто хочет стать моделью, до информации о том, как пройти кастинг.

    5 5 1

  • Мы встретились с Сергеем вечером, прямо в студии «Нового канала» – видно: человек занятой. Предельная вежливость, резкие, но тщательно продуманные формулировки – Никитюк привык анализировать каждое слово, забегая на десять шагов вперед. Стратег. Пунктуален. Педантичен. Начинаем интервью сразу – без лишнего пиетета: каждая минута на счету. 

    Сергей Никитюк: "Весь украинский модельный бизнес подчинен одной мечте – отправить девочку за границу"

    Сергей, добрый вечер! Первого февраля стартует сезон украинских Недель моды. Вы – человек, который стоял у истоков модельного бизнеса в Украине, поэтому было бы интересно поговорить с вами о том, что представляет из себя украинский моделинг вообще и в частности.

    Модельный бизнес – это единственный бизнес, который не требует специального образования. Этот тот бизнес, который дает возможность увидеть мир и заработать относительно большие деньги, не имея при этом, повторюсь, специального образования. Достаточно внешних данных, характера и, желательно, знания английского. Хотя знание языка придет в любом случае. В моей практике бывало, что девочки абсолютно не знали языка, но обучались в процессе работы. Дело в том, что начинающие модели, как правило, находятся в таком возрасте, когда их мозг еще способен быстро адаптироваться под ситуацию. Они очень быстро взрослеют, быстро схватывают и быстро начинают понимать и говорить на иностранном языке.

    Возможно, как раз потому, что моделинг не требует специального образования, и взялось это представление о «глупых моделях»? Хотя они с раннего возраста учатся не работать, а пахать, свободно говорят по-английски, умеют правильно общаться и т.д.

    Модели не работают на земле, они не доят коров, они вообще не занимаются физическим трудом – в том представлении, которое может быть у «среднестатистического гражданина». Но при этом, если бы девушку из деревни взять и привезти на съемку лукбука в 60 образов – я думаю, она бы выдоила еще больше коров, но никогда больше не вернулась к этой работе. Это миф, что модельная работа – это легкий труд. Быть успешной моделью архисложно. Я всегда буду говорить, что мои первые подопечные, которые делают все Недели моды подряд – сначала в Нью-Йорке, потом в Лондоне, Милане и Париже, заканчивают, как правило, нервными срывами. Потому что практически месяц живут в ежесукундном ожидании результатов кастингов, которых в день бывает до 15. 

    Сергей Никитюк: «Сегодня никто не хочет делать супермоделей, потому что им нужно платить высокие гонорары»

    Работа модели заключается в том, чтобы нравиться клиентам. Задача модели – сделать так, чтобы клиенты всякий раз тебя выбирали. Мне кажется, что это очень сложно. Я всегда это сравниваю с собеседованием на работу. У меня в жизни было два собеседования – и это был стресс, который я никогда не забуду. Есть девочки, которые после первой поездки говорят: «Это не мое, сорри, я не буду работать». Есть много девочек, которые отдают предпочтение личной жизни – и уходят. Есть девочки, которые уходят из-за того, что не могут совместить моделинг с учебой – особенно, если это учеба, например, в мединституте, где заочная форма обучения не может дать никаких реальных знаний.

    Еще немного о знаниях. Есть профессия модели, но нет специального образования «модель». В то же время работают так называемые модельные школы – кому и зачем стоит туда идти и, вообще, стоит ли?

    Конечно, для того, чтобы стать успешной моделью, не обязательно заканчивать модельную школу. Но если вам хочется подтянуть свои знания относительно диетологии, косметологии, просто научиться ходить на высоких каблуках и держать осанку – вы можете взять пару частных уроков у какой-то известной модели, а можете ходить в модельную школу. Скорее всего, они дадут вам ложную надежду на успех.

    Если вы жирная и прыщавая, а вам расскажут, что мы вам все равно найдем работу – они вам не найдут эту работу никогда! 

    Они за ваши же деньги сделают вам десять фотографий, и будете вы их держать у себя в альбоме дома, и никто никогда больше вам не позвонит и ни на какой кастинг не пригласит. 

    Как вы понимаете, что девочка может «выстрелить»?

    Смотрите, есть какие-то моменты, которые может увидеть любой – модель должна быть высокой и худой, с ухоженной кожей. Дальше – характер и манера общения, то, что иностранцы называют personality. У нас есть такое понятие, как личность, а personality в англоязычной культуре – понятие более широкое, но означает, в принципе, то же самое. Все кастинги – живые, то есть строятся на непосредственном живом общении модели и клиента. Это означает, что человек должен уметь в процессе разговора завоевать внимание улыбкой, поведением, юмором. Одним словом – харизмой.

    При этом часто бывает, что красивые, худые, молодые модели не работают, потому что мертвые по характеру: нет цели, нет характера, нет желания добиваться успеха. 

    К тому же личная встреча и общение с моделями дают тебе понимание, чего эта модель хочет. Ведь она сможет стать успешной только в том случае, если сама этого очень сильно желает. Тем более, что сейчас, с развитием интернета и появлением социальных сетей, все уже не так сложно, как раньше. Если в нулевые нам приходилось нанимать подрядчиков и агентов, то теперь ты просто даешь объявление в Instagram или vkontakte – и все, люди сами приходят. Все хотят уехать.

    Дело в том, что весь модельный украинский бизнес подчинен одной мечте или цели – отправить девочку работать за границу. Потому что там большие деньги, возможности и перспективы – за границей можно стать звездой. 

    Сергей Никитюк: "Весь украинский модельный бизнес подчинен одной мечте – отправить девочку за границу"

    Вернемся к теме модельных параметров. Что происходит в модельном бизнесе: fast fashion, новые лица появляются каждый сезон, типажи сменяют друг друга так быстро, что обычный человек, который хотел бы быть в тренде, просто не успевает адаптироваться. Да еще нахлынувшая популярность моделей с нетипичной внешностью, о которых сейчас говорят буквально все в связи с движением бодипозитива и разрушением старых стандартов красоты.

    Нестандартные модели есть, но как частные случаи, мейнстрим – история не о них. Основу заработка моделей составляют не кампейны Dior и кутюрные показы, которые проходят только два раза в год в париже, а лукбуки и веб-контент брендов. Весь этот вал работы нужен приходится на девочек, чья красота понятна любому человеку. А за трендами не угонишься. Это, конечно, круто,что ты на обложке Dazed and Confused, но при этом у тебя в агентстве вероятен долг. А девочка, которая делает обычные лукбуки, «шарашит» их по 5 тысяч долларов каждый.

    Основу модельной работы делают красивые девочки – они были, есть и будут всегда.Но сегодня уже никто не хочет делать супермоделей, потому что им нужно платить высокие гонорары. 

    Красивые будут востребованы всегда. Экономический кризис коснулся не только нас. Кризис в мировом моделинге сводится к тому, что клиенты не очень-то хотят платить большие гонорары. История с топ-моделями была какая: рейтинговые работы повышали уровень зарплаты. Он становился все выше, выше и выше и, когда девушка становилась топ-моделью, ей нужно было платить миллионные гонорары. Сегодня никто не хочет платить эти миллионные гонорары, потому что миллионов уже нет. Поэтому и происходит fast fashion. Берутся new faces («новые лица») и работают с ними один сезон. Раньше ведь как было, девочка открыла показ коллекции Prada – и двадцать лет работает успешно, потому что это была гарантия. Открыла Calvin Klein – и то же самое: тут же съемки в Vogue, кампейны, и все на свете… Сейчас же ты открыла Prada – а в следующем сезоне уехала в Китай.

    Сергей Никитюк: «Сегодня никто не хочет делать супермоделей, потому что им нужно платить высокие гонорары»

    Поэтому финалистка проекта «Супермодель по-украински» 3 сезон Света Косовская не работает моделью?

    Света Косовская не работает моделью потому, что она себя позиционирует как фотограф. От каких-то точечных предложений она не отказывается – я знаю, что она снималась для магазина Всі.Свої, но в целом она себя не позиционирует как модель.

    Да, съемка Всі.Свої  это как раз была работа для нашего портала. То есть вы хотите сказать, что Света Косовская не работает моделью не потому, что в Украине не востребован ее типаж?

    Я думаю, что это тоже одна из причин, конечно. Света очень правильно поступила: она четко понимает, что лучше быть востребованным фотографом, чем моделью, которую будут выбирать раз в три месяца.

    Какие еще молодые, начинающие модели из Украины имеют перспективы?

    Мои, конечно. Остальные для меня не существуют (вкрадчиво улыбается). Понимаете, не очень корректно говорить о других моделях, которыми я не занимаюсь, оценивать их шансы. Поэтому мне проще говорить о тех, на кого я, собственно, трачу свое время и силы.

    Сергей Никитюк: «Сегодня никто не хочет делать супермоделей, потому что им нужно платить высокие гонорары»

    Ок, давайте поговорим об Арине Любителевой.

    Я счастлив, что Арина заметно прогрессирует – много читает, учит английский, ведет видеоблог. В прошлом году она дважды работала в Милане, была на Неделе моды в Берлине, работала в Корее и Китае, а теперь  в США. Я думаю, это хороший показатель. При этом Арина покорила и киевский подиум: прилетала переделывать визы, поэтому попадала на кастинги украинской Недели моды. Но в этом сезоне на UFW она работать не будет – сейчас Любителева в Нью-Йорке.

    Вы уже знаете, в каких показах Арина будет участвовать?

    Еще не было кастингов. Они начинаются уже после того, как заканчиваются показы в Украине. Но Арина уже получила свою первую работу в Нью-Йорке – она снялась для Nylon Magazine, а на прошлой неделе у Арины вышла обложка в корейском журнале Nailpia Magazine.

    Сергей Никитюк: "Весь украинский модельный бизнес подчинен одной мечте – отправить девочку за границу"

    ФОТО: АРИНА ЛЮБИТЕЛЕВА НА ОБЛОЖКЕ NAILPIA MAGAZINE

    В своих интервью Арина Любителева много рассказывает о вас. Какую роль вы выполняете в отношениях со своими подопечными – друга, наставника, советчика, «доброго папочки», «плохого полицейского»? Действуете методом кнута и пряника?

    Я для моих подопечных – все. И в моем случае пряников бывает крайне мало – в основном, кнут. Я сам воспитан в очень строгой семье, и благодарен родителям за то, что в детстве и юношестве я был в ежовых рукавицах. Думаю, что это не помешает никому. Менеджер – это человек, который знает о своей модели все. Он знает причины ее плохого либо хорошего настроения, что она ела, куда она собирается вечером, как одета. С Ариной мы иногда утверждаем ее образы. Каждое утро на присылает фото, по которому я отслеживаю, в чем она собирается идти на кастинг. Если нужны какие-то советы, что-то поменять, убрать, что-то добавить – я помогаю. Не все девочки с ходу чувствуют, как нужно выглядеть в Нью-Йорке. А выглядеть нужно максимально просто: майка, джинсы, кеды и какая-то кожаная куртка. Кроме того, очень важно, как выглядит Instagram модели, поэтому я четко слежу за тем, что они постят, о чем пишут. В Нью-Йорке, например, на композитках у девочек указывается имя в Instagram и количество подписчиков.

    Кстати, о фолловерах и Instagram. Как вы относитесь к феномену Кендалл Дженнер, Джиджи Хадид и ко – они по очереди получают титулы «звезд социальных медиа» от Models.com.

    Я даже не хочу о них говорить. Эти люди разбивают устои нашего бизнеса. Они перечеркивают старания многих агентств в поиске и селекции моделей.

    Почему?

    Потому что они не модели. Они не выглядят как модели – невысокие и полненькие. Они далеки от параметров, но при этом работают лучше "настоящий моделей".

    Белла Хадид – тоже?

    Они для меня все одинаковые, я их не воспринимаю. Мир моды переживает эру детей звезд и влиятельных родителей, либо инстаграм-принцесс. Так или иначе, их успех все равно упирается в то, что кто-то из их родителей чего-то стоил. У меня есть большие сомнения, дошел ли бы кто-то из них до таких высоких ступенек, если бы у них не было богатого папы или известной мамы.

  • Ок, раз уж вы затронули тему финансов  сколько платят моделям? В одном из интервью вы говорили, что у нас модели за показ получают 50 долларов.

    50 долларов за показ уже никто не получает – сейчас платят еще меньше. За границей все зависит от рынка, шоу и уровня модели. Если это new face, модель, которая делает свой первый сезон у какого-то среднего или начинающего дизайнера не в официальном расписании Недели моды – это может быть 300 евро. Ну и, соответственно, выше.  

    Ну и, напоследок: как вы оцениваете состояние модельного бизнеса, да и всей модной индустрии, в Украине в целом? Насколько мы успешны?

    Если взять вообще весь наш фэшн – дизайнеров, фотографов, парикмахеров, журналистов, стилистов, то есть всех тех, кто делает fashion, то модели – самый успешный сегмент за границей. У нас есть десятки успешных известных моделей, которые работали с лучшими профессионалами мирового масштаба. Если говорить о дизайнерах, то у нас есть один дизайнер (мое субъективное мнение), которую знают и признают во всем мире – Вита Кин. Собственно, вот и все.

     

    ТЕКСТ: НАТАЛЬЯ ЛУСТА
    ФОТО: ЕЛЕНА ПОПОВА

    fashion-редактор: Наталья Луста

    fashion-редактор