Книжная новинка от Ирины Хакамады: В предвкушении себя. От имиджа к стилю

Книжная новинка от Ирины Хакамады: В предвкушении себя. От имиджа к стилю

Представляем читателям книгу Ирины Хакамады «В предвкушении себя. От имиджа к стилю», вышедшую в издательстве «Альпина» (2014, 200 грн)

Оценка
- отзывов еще нет

Это личная история и мастер-класс о том, как складывался образ Ирины, созвучный ее внутреннему состоянию и убеждениям, подходящий условиям и нарушающий условности. Мы знаем Хакамаду как политика, автора, тренера, но всегда, на любом этапе деятельности внешность и одежда Хакамады формировали ее образ депутата, чиновника, творческого фрилансера. Спрашивая, почему многие известные люди безошибочно находили свой стиль, Ирина отвечает: они создавали его стихийно, интуитивно, бессознательно. Чтобы из имиджа и стиля создать кредо, нужно быть или философом, или знатоком моды. Поскольку имидж − это элемент самопрезентации, а стиль − способ самовыражения, то способен ли человек контролировать свой внешний образ? Может ли одежда сделать неуверенного человека уверенным? Можно ли, сознательно формируя стиль, сохранить внутреннюю свободу? Ирина назвала книгу бесполезной, как любой «индивидуальный опыт дилетанта» и полезной, как любой «относительно успешный чужой опыт».

Успешный опыт начинался с советского детства. Школьная форма, белые воротнички, синяя «олимпийка». Папа самурай, мама − школьная учительница. Одевались все одинаково, главное − голова и рост. Голова − это локоны, бигуди, химия. Потом оказалось, что голова − это ум. От детского подражательства до политического минимализма, от создания коллекции одежды до вольного тренера. Путь к стилю Ирина разделила на этапы: «Бессознательное копирование», «Осознанное политическое IPO личности», «Жизнь после политики» и «Мастер-класс об имидже и стиле». Имидж − это норма, стиль − это индивидуальность. Имидж − необходимость, стиль − свобода. И единственное, что может объединить стиль и имидж − это хороший вкус.

Чем привлекательна писатель Ирина Хакамада? Отстраненным дзенским рассказом. Сосредоточенностью на «здесь и сейчас», точным анализом и умением одновременно уходить в себя и наблюдать себя со стороны. Отсутствием женской сентиментальности и разговоров ни о чем. Если Хакамада напишет любовный роман, все равно получится мастер-класс. Потерпев поражение, она спокойно двинется дальше. Если она неудачно оделась, то в книге будет фотография с подписью «мой неудачный опыт» и четкими советами, как правильно выбрать, с чем носить и варианты неожиданных решений. Кстати, в мастер-классе есть создание имиджа для мужчин и женщин, для делового успеха и успешного лидера, для публичных выступлений и деловых переговоров. Одежда, уверена Ирина, должна подчеркивать личность носителя, а не дизайнера. Если женщина выглядит дорого, все оценят ее одежду, но не заметят ее саму. Если женщина выглядит стильно и сексуально, запомнят ее и не заметят, во что она одета.

Случайная цитата

Уже сейчас, с позиции взрослой женщины, со временем, я поняла, что и в первом, и во втором браках имиджевую уверенность я обретала, создавая успешный образ мужчине, который спустился я ко мне с Олимпа.

Первое желание заняться внешним видом вырастает из появления минимальной суммы, превышающей затраты на простое воспроизводство личного хозяйства.

Пришла к мастеру в чем-то женственном и согласилась на легкую стрижку, указав, что предыдущая попытка была крайне неудачной. Он начал колдовать, я впала в доверительный анабиоз и вдруг обнаружила в зеркале голову почти без волос. Как сквозь вату − так от ужаса уши заложило − проник вкрадчивый голос Саши: «Может на затылке выбрить бабочку?» Я автоматически кивнула…

Коммунисты видели во мне буржуазную нездешность, Жириновский − политического бомжа, демократы − гламурную диву. Я ушла в глухую оборону с помощью черных доспехов, но мягких на теле. Вот так я ввела моду носить трикотажные строгие вещи даже на официальные заседания.

Моя любовь к черному и безразмерному привела к тому, что если девушка в магазине просила ее одеть «как Хакамада», то приносили бесформенные брюки с рукавами вместо балахонов. Как-то журналисты отметили, что пришла опять Хакамада, в черном балахоне, как всегда.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ - Редакция ХОЧУ советует: что почитать в апреле

Политическая тусовка вообще скромная во всех странах, даже в Америке. Жаклин Кеннеди, конечно, явила миру образец иконы стиля, но не политика. А дочь Кеннеди, политик, с легким осуждением произнесла, увидев на приеме мой костюм: «Какой у вас дорогой костюм!» Именно дорогой, а не красивый. Я его специально прикупила для мероприятия в тот же день за $200. Для России − очень даже скромно.

Беременности было восемь месяцев, когда Борис Немцов и Егор Гайдар пригласили меня в новый, составленный из либералов кабинет под руководством Виктора Черномырдина. Мечта так овладела мной, что я согласилась. С Немцовым мы обсуждали, смогу ли я, в черном и беременная, заседать так, чтобы коммунисты ничего не заметили.

Уходить лучше на пике успеха, чем тянуть до бесконечности из страха перед будущим.

После двух десятков лет бесконечной работы я прямо-таки по известной песне «Наутилуса Помпилиуса» легла на вершине холма и посмотрела в небо. Оно было бескрайнее и без каких-либо знаков, предсказывающих будущее. Сознание вспыхивало кратковременными вспышками паники.

В Африке я с изумлением увидела, что люди не главные. Львы шли на охоту, слоны жевали ветки, зебры паслись, жирафы любопытствовали, глядя на нас в небе, но с посадочной полосы не уходили. Самолет делала круги и ждал. Для африканских животных мы были мелочью.

Полюбила все: и синий, и красный, и даже розовый. Уже не стояло цели ни понравиться, ни защититься, ни выделиться. Цель осталась одна − получать удовольствие от жизни и нравиться себе. Полюбила кеды и каблуки, мини и макси, сексуальный look и абсолютно сексуально-интеллектуальный. Мир ступил в некий турбулентный порядок, и весь мой стиль стал зеркалом постоянных перемен. Я больше не боялась перемен. Я была готова к ним и поняла, что хаос − не бардак, а великий шанс найти себя заново.

Вспоминая юность, образ замученной комплексами девочки, я понимаю, что только недавно почувствовала себя счастливой. Даже совсем уже девичьи мечты − написать роман, походить по подиуму, сыграть в кино − и то сбылись.

Я думаю, глянец − король в эпоху потребления − сделал свое дело, а точнее свою прибыль. Навязывает готовые образы: деловые, сексуальные, интеллектуальные. Брендомания вырастила армию своих состоятельных последователей и вовлекала в нее и небогатых, с любимой паленкой из Китая и Таиланда. Стиль не родился, остался один имидж: показатель профессии и толщины кошелька, чаще не своего.

Автор: Алла Ильина

Источник: ХОЧУ

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости