Хороший день для щуки. Любителям осеннего отдыха посвящается...

Хороший день для щуки. Любителям осеннего отдыха посвящается...

«Если ваш муж обожает рыбалку, полюбите
и вы ее! Езжайте с ним, не пожалеете!»

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

Осень – сезон охоты на щуку. Несколько лет тому назад муж брал меня с собой на рыбалку. Он взял спиннинг, сел в лодку, оттолкнулся от берега, а я осталась возле машины. Дверной замок в машине испортился, и ее нельзя было оставить без присмотра.

Я бродила вокруг да около, сидела на бережку, созерцая водную гладь, любовалась осенним разноцветьем, а потом села в машину и написала рассказ. Муж возвратился через несколько часов. В лодке лежало шесть щук от двух до пяти килограммов. Удачный был день, мне запомнился.

Мне очень хотелось еще когда-нибудь съездить на щуку. И вот, по прошествии времени, мы опять двинули на рыбалку. В этот раз мы поехали втроем: я, Коля и Федор. Только в этот раз не к пруду, а на речку, за шестьдесят километров отсюда.

* * *
На сельской улице, вымощенной булыжником, мы догнали двух путников. Мужчину и женщину. Остановились, поздоровались.
– Вы не рыбак? – спрашивает Николай высокого худого мужчину.
– А что? Заметно? – с улыбкой отвечает спутник немолодой женщины. – Да, я – профессиональный рыбак, – добавляет с гордостью.
– А не подскажете?.. – продолжает разговор Николай, а я, тем временем, размышляю о том, случайно он назвал его рыбаком, или существуют какие-то особые приметы.

Профессиональный рыбак подсказывает нам дорогу, и мы двигаем дальше.
– Ты, что ли, и вправду приметил в нем рыбака?
– Конечно.
– А каким образом?
– «Рыбак рыбака узнает издалека!» – смеется Николай.

Въезжаем в незнакомое село. Улочка узкая, хатки разные: вот настоящая двухэтажная вилла со спутниковой антенной, а рядом – «Тарасова хата». Дальше вилл не было, были обычные сельские домики с деревянными заборами, крашеными и некрашеными. Или вообще без заборов. Встретили трех старушек по пути. Больше людей не видели. То ли они где-то попрятались, то ли их так мало в деревне.

Вскоре мы въехали на широкий луг возле узкой речушки. Лужок был чудесный, и такой широкий, что хатки еле виднелись где-то за огородами и садами. Потом появился старичок на детском велосипеде с удочками. Николай взялся за старичка. Тот охотно отвечал на расспросы заезжего чудака.

«Да, щука здесь водится. Должна быть… ага. Я тоже вот приехал посидеть. Какая там рыба? Просто посидеть… Дальше, вон туда, речка шире намного! Там – ГЭС! Этой дорогой прямо и доедете. Чего? А-а-а, да, полно здесь хат продается! Полно! Люди умерли, жить некому, все валится. Какой голова! Это раньше у нас был голова! А сейчас – никакой власти – везде одни бандиты! Да-да… езжайте прямехонько, а потом влево! Счастливо!» –
Наконец, мы нашли узкий переулочек, который вел, вроде бы, к ГЭС.

* * *
Противоположный берег реки круто поднимался вверх. Местами он скалистый, а большинство – порос редколесьем и пестрит сейчас желто-пурпурно-зелеными узорами. Мягкие тени разлеглись между деревьями, вороша пахучие листья.

Ближе к берегу, меж сухой и зеленой травы греют спины большущие каменные глыбы, похожие на серо-бурых медведиц. Камни помельче напоминают медвежат.

Шум воды, что падает с дамбы, навевает фантазии о Ниагарском водопаде. Пена, возникшая из водяных брызг, плавает в заводи настоящими айсбергами. Вот тебе и Северный Ледовитый океан.

Я сижу на левом берегу (который стелется широким зеленым лугом) под ивой. Несколько коровок лежат неподалеку. У ближайшей ко мне коровы, с ее крутым лбом, - выражение лица сократовское: спокойное, безмятежное и непоколебимо-задумчивое. Гуси, что плавают по реке сотнями, похожи на белые снежки; такие они чистые и красивые.

Середина октября. Покрова. День сегодня солнечный, ясный. На голубом небе – ни тучки. А утром был такой туман, что какие-то заезжие рыбаки заблудились в деревне. Заехать автомобилем было невозможно, поэтому они оставили его где-то на окраине и спускались к реке пешком, на шум водопада.

Когда мы сели отобедать, Федор, улыбаясь, сказал: «Вы себе как хотите, а я остаюсь здесь. Выдолблю себе пещеру в скалах, во-он там, и буду жить, как Гренуй…»

На левом берегу – село Надлак, а на правом – Потоки. Совсем рядом. Просто речка разделяет их. В Потоках очень много пустых хат. Люди померли, теперь никто там не живет, хаты рушатся, а сады дичают и превращаются в дебри.

Река, словно зеркало, в котором пейзажи выглядят слегка размытыми. А воздух такой свежий и вкусный, что хочется его есть. Кажется, если б мог всегда им дышать, так и сала не нужно было бы…

Наконец, Николай поймал щуку. Я еле услышала его вопли, так как стояла в это время на дамбе. Вижу – машет рукой. Что случилось там? Ах, вон что: рыбина блестит в воздухе на крючке! Ну, все. Теперь его охватит охотничий азарт, и он будет до вечера носиться по берегу. Не угадала. Он вообще одолжил у какого-то крестьянина лодчонку старенькую и уплыл на середину озера.

Благодаря дамбе, речка здесь выглядит большим озером. На противоположном берегу что-то вынырнуло из лесочка. Какой-то человечек с лукошком. Он расселся на большом камне и принялся внимательно разглядывать нашу маленькую компанию. Федор сказал, что это местный брухо – дон Степан. Он собирает в лукошко «растения силы».

Я подошла ближе к дамбе и звоню в Киев. «Вовик, ты слышишь шум? Мы находимся сейчас у Ниагарского водопада! Тут такая глушь! На том берегу Ниагары шастают индейцы. Только что видели дона Хуана Матуса. А-а-а, так он перенесся сюда из Мексики, чтобы разыграть Карлоса!» Вовик сейчас находится в офисе на работе и жалобным голосом говорит, что нельзя так издеваться над людьми. Ведь ему тоже теперь захочется к водопаду! Но потом мы с ним договариваемся, что купим хижину здесь и будем жить, когда и сколько захотим. Кстати, здесь вроде Интернет есть…

Солнце уже на закате. А Николай еще где-то на лодке.
– Беги помаши ему руками! Пусть плывет уже к берегу! - говорит Федор.
– Но ведь он далеко. И лодок там много. А вдруг какой чужой мужик подумает, что я ему машу?!
– Так это ж интересно! – смеется Федор. – Будет приключение!

* * *
Мы выезжаем из деревни. Огромное багровое солнце прячется за горизонт, а на востоке уже висит такая же большая бледно-золотистая луна. Впереди у нас – несколько десятков километров путешествия сквозь таинственные мерцающие сумерки, пустынными дорогами, минуя густые темные леса и загадочные поля.

Жаль, что наш фотоаппарат разбился… Теперь моему рассказу не каждый поверит.

Автор: Фотина Витрыло

Источник: hochu.ua

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости