Может, это любовь…

Может, это любовь…

Скорый экспресс мчался сквозь весеннюю ночь. Его пассажиры, кто как мог, коротали время. Веселая мужская компания возвращавшихся с вахты рабочих отмечала день рождения. Им явно не доставало женского общества. Вдруг взгляд именинника остановился на пассажирке, что-то разглядывающей в черноте вагонного окна.

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

Он что-то спросил. Женщина повернула голову, улыбнулась, что-то ответила. Рядом с ней было уютно и спокойно. Возможно, особенно острым это чувство было для него – усталого вахтовика. Ему очень хотелось сделать для нее что-нибудь приятное, и на ночных вокзалах он покупал охапки первых весенних цветов, угощал фирменным железнодорожным чаем.

По странной случайности они ехали не только из одного города – совпадала и конечная станция пути. Так и просидели до рассвета, хотя его «законное» место было в другом вагоне. Расставаться ему не хотелось. Может, просто хотелось еще раз заглянуть в ее глаза, такие бывают на старинных иконах: большие, темные, ласковые и печальные. Но у неё были свои планы и своя жизнь, в которой вакантного места для него не было. И на очередное: «Почему?» она ответила: «Потому, что не верю в любовь с первого взгляда», на что он обиженно буркнул: «Я и не говорил, что влюбился». Она, с грустью подумав «а я ничего и не ждала», погасила ту крошечную искорку в сердце, которая некстати хотела там поселиться.

Быстро пролетели праздничные дни. Опять железнодорожный вокзал, вагон и мысли о рабочих буднях в чужом городе, без родных, без друзей. Опять одна. Всегда одна. На улице. В магазине. На празднике. В транспорте. Грустной она не была, скорее улыбчивой, доброжелательной – старательно изображая, что жизнью довольна, и лукавила, когда рассказывала сослуживцам, как хорошо и комфортно жить одной.

В тишину рабочего кабинета ворвалась очередная телефонная трель. Мужской голос не был знакомым, но вроде когда-то она его уже слышала… Господи, тот попутчик? Он разыскал? Он целый день ждал на вокзале? Она говорила, что будет ехать «этим» поездом? Что? Он ждет!?…

Встретились. Потом еще и еще, договариваясь, что они взрослые люди и играть в «любовь» им не к лицу… Просто в чужом городе плохо одному: хоть мужчине, хоть женщине… Они будут вместе иногда проводить свободное время, ну а потом расстанутся… Обоих это устраивало…

Однажды он сказал: «Ты мне снилась…» и почему-то смутился. Однажды она, убеждавшая его, что «львицы» любят только себя, спросила: «Как же я буду жить без тебя?» Не задумываясь, он ответил: «Так, как и жила…»

Слова ледяной стрелой прошли сквозь сердце и разбудили разум, сделав его холодным и здравомыслящим. Медленно впитывая горький яд слов, повторила: «Как жила?.. Не привыкать, значит… Ну, что ж, буду жить, как жила!» Привычно улыбнувшись, еще крепче закрыла доступ к своему сердцу…

Поэтому его слова о том, что он привязался к ней, что ревнует, даже то, что он любит… и что не хочет потерять – она старалась воспринимать, как обычные комплименты, которые так любят говорить мужчины. Их можно лишь слушать, а лучше пропускать мимо ушей – мало ли, что скажет мужчина сегодня тебе. Завтра, а может даже сегодня, он то же самое, не моргнув глазом, произнесет другой. Эти слова в устах мужчины, как «здравствуйте» или «пожалуйста» – признак хорошего тона, не больше.

В тот день она очень торопилась домой, ещё не зная, что там ее ждет только записка. Он уехал. Далеко уехал. Надо понимать, навсегда. В записке он просил ее простить и звонить… Звонить? Зачем?! Нет, она звонить не будет… Больно… Себе-то уж можно сознаться… Она уже привыкла приходить не в пустой дом, привыкла делиться новостями, привыкла с ним ужинать и смотреть телевизор, спать на его плече и просыпаться от его поцелуев… И крамольная мысль «так бы до конца жизни…» иногда приходила в голову…

Он почему-то звонил и звонил. Его голос уже узнавали сослуживцы. Как-то спросила, собирается ли приехать? Да, летом… Дней на десять… Летом? Десять дней?… Когда-то летом, только на десять дней… Это совсем не устраивало…

Ну, погрустит он немного и найдет ту, которая приголубит… Хотя, наверное, это и называется подсознание, она чувствовала – он вернется. Вернется, потому, что и ему рядом с ней было очень комфортно. Только… Только подсознание, так же, как и шестое чувство, очень ненадежное доказательство… Нет ждать она не будет. И ждать… Ждать никто её не просил… Хорошо, иногда она будет звонить, но эту занозу нужно скорее вынуть. Не такое переживала! Все проходит, и это тоже пройдет. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, припомнила мужчин, которым со смехом обещала встречу в скором будущем. Пожалуй, это время неожиданно наступило…

Вскоре случай такой представился, правда, будущий любовник слегка обалдел.

Свидания он назначал скорее по привычке, на предложение встречи женщина обычно отшучивалась. А сегодня… Сегодня она дала согласие. Он заглянул ей в глаза: «У тебя что-то случилась?» Она засмеялась: «Да, я хочу, наконец, выполнить своё обещание!» Разве могла она ему что-то объяснить? Разве нужно было бы это свидание, знай она, что вдалеке, за тридевять земель, мучается, тоскуя в разлуке, тот, кого она пыталась забыть. Разве она знала, как он ждал её звонков, разве знала, что он притомил своих друзей рассказами о ней… Разве она знала, что однажды они ему сказали: «Ты же любишь эту женщину…»

Как хорошо, что в наши планы иногда вмешивается судьба… Это она не позволила свиданию состояться: то командировку подсунула, затем длительные праздники подкинула, чтобы она могла съездить на родину.

Когда приехала, на работе уже ее ожидала записка, написанная коллегой, о том, что ей срочно нужно позвонить по указанному номеру. Позвонить ему… Ну, хорошо, нужно позвонить – она позвонит… Только какие неотложные дела могут быть у него? И вот в трубке знакомый голос и… Что он говорит? «Ты выйдешь за меня?» Ты выйдешь за меня… Она мгновенно ответила: «Конечно…» Он уточнил: «Что конечно? Конечно – да или конечно – нет?» Но к ней уже начала возвращаться способность соображать: «Извини, может, ты выпил сегодня немного лишнего? Не пил? Совсем не пил… Все равно, такие вопросы по телефону не решают! Что? Приедешь? Скоро приедешь…» Ей стало страшно за поспешное «конечно». С самой глубины души поднялась целая туча возражений…

Через неделю она его встречала… Сомнения терзали душу. А вечером они сидели в кафе, крышей которого служила цветущая лоза глицинии. Огромные бело-розовые кисти, как фантастические светильники, свешивались с потолка. Облетая, весело кружились лепестки цветов, щедро осыпая посетителей, столы, стулья и пол кафе… Яркие огни дискотеки отражались в темных волнах моря…

Но мужчина и женщина ничего не видели и не слышали. Они решали, как они будут жить. Домашние заготовки возражений ей не пригодились – он, как будто читая мысли, все аккуратно разложил по полочкам… Вдруг оказалось, что сомнений у нее нет. А слова: «Я делаю тебе официальное предложение… Нет, официальным оно будет, когда я смогу одеть тебе кольцо», – какую женщину не тронут…

День рождения вызывает радость только в детском возрасте. В тот день была планерка, шум-гам от набившихся в кабинет мастеров, начальников участков, механиков. Вдруг ее просят к телефону… Это он… поздравляет, говорит, что ждет в кафе, и вдруг спрашивает: «Ты меня любишь?» Любит ли она? Рабочее собрание – самое подходящее время для объяснений в любви. Она смущенно коротко выдохнула: «Да». А в нем чувства кипели, бурлили, переполняли, и такой ответ его не устраивал. Он требовал ответа полного… «Я не могу, здесь много людей», – шепнула она. Он возмутился: «Почему я могу кричать? Кричать на весь рынок, что люблю тебя? Люблю! Люблю… И никто не помешает мне говорить эти слова!»

Его подарком был роскошный букет, а в изящной коробочке в форме сердечка на алом бархате сверкало колечко.

Автор: Александра Дмитриева

Источник: cofe.ru

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости