Когда все очень-очень плохо…

Когда все очень-очень плохо…

«Депрессия помешала невестке японского
императора присутствовать при декламации
стихов»
(из газеты)

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

У меня была подружка детства Лелька… Худенькая, изящная, симпатичная такая… То есть, почему была? Она и есть. Только не живет теперь с нами. Мы, с тех пор, как уехали покорять столицу, вместе снимали квартиру. И вообще… все делили пополам.

Правда… была Лелька не совсем обычной девчонкой. Главным ее отличием от остальных людей была постоянная ею любимая депрессия. Она вечно ныла и жаловалась, плакала и страдала. Редко бывали просветления. Я бы не сказала, что все так уж плохо было. Просто у нее был «дар» видеть вещи с худшей стороны. И вечно предполагать грядущие неприятности.

Странно другое, то, что мне это не мешало. Я успокаивала подругу, разубеждала и убеждала, проводила с ней психоанализ… Ей это нужно было, а мне придавало уверенности в том, что я сильнее, что я могу помочь человеку. Я специально книжки читала. Дедушку Фрейда там, Юнга, Луизу Хей, Синельникова и других. Я теперь подозреваю, что не будь Лельки, я не смогла бы так обогатиться знаниями по психологии…

Но худшее было впереди. Когда Лелька влюбилась и ушла жить к своему Артюше. Мне этот Артюша не понравился, конечно. Но, не мне же с ним жить, правда?

Подружка моя ушла и несколько недель не давала о себе знать, а потом вдруг объявилась с вещами и вся зареванная. Опять требовалась «моя жилетка» и… психоаналитик… Артюша Лельку обижал. И даже бил. «Ну что ж, на ошибках учатся. Теперь будет лучше разбираться в людях», - думала я. Да не тут-то было. Оказывается, я еще плохо знала свою подружку.

Тем временем, ко мне приехала моя молодая тетка Инна. Тетка была старше нас всего на пять лет и работала доктором. Так мы стали жить втроем. Стало веселей. Инна была очень энергичной и интересной женщиной. Лелька тоже оживилась, повеселела, стала меньше ныть. А через некоторое время сбежала… к Артюше! Я была в шоке! Рассказала все Инне, но та только неопределенно повела бровью. «Чужая душа – потемки!» - изрекла многозначительно.

Прошло месяца два, а Лельки все нет. «Значит, наладилось у них», - решила я. Только успела об этом подумать, а она и заявляется, в синяках вся. Стали мы с Инной Лельку жалеть да уговаривать: «Скотина он, не ходи к нему, глупенькая! Он же тебя убьет! Да ты же у нас красавица, да он тебя недостоин, да ты еще встретишь своего принца!»
- Ой, у меня так голова болит! – голосит Лелька.

А Инна ей давление меряет да пилюли дает, да компрессы… Да разговорами ее занимаем обе. Объясняем, как себя вести нужно настоящей женщине, с чувством собственного достоинства. Лелька нас слушает, соглашается молча. И опять мы живем вместе. Лельку в обиду не даем. Да, только что-то не то получается в нашем общежитии. Инна придет с работы уставшая, злая, а Хныкалка наша начинает душу ей выматывать: «Инна, у меня голова болит!» или «Инна, меня тошнит, я отравилась!» Инна покорно оказывает ей элементарную помощь, сопровождаемую добрым словом, которое и «кошке приятно». Но, однажды, как говорится «сорвалась»!
- Да сколько же это будет продолжаться?!! Есть у тебя совесть или нет? Я тебе уже сто раз объясняла, что нужно делать, если голова болит или что другое!!! Ты можешь, в конце концов, и меня пожалеть? Я целый день больных выслушиваю! Я уже сама больная!!!

Инна хлопнула дверью и вышла в другую комнату. Лелька растерянно затихла. Даже забыла, что у нее болело. Несколько дней после этого у нее вообще ничего не болело. Она робко и заискивающе поглядывала на Инну. Но стоило только всем забыть об этом инциденте, как потихоньку началась старая песня. И вот Инна позвала меня в кафе на «серьезный разговор».

- Что-то случилось, - тревожно размышляла я, сидя за столиком в ожидании.
Инна явилась без опоздания, и вид у нее был очень серьезный.
- Кэти, - сказала она, отодвинув чашечку с кофе в сторону, - я пригласила тебя, чтобы сообщить пренеприятное известие.
Я улыбнулась при этих словах, но взгляд моей тетки не предвещал ничего доброго.
- Ты должна будешь сделать выбор. Если твоя Леля останется жить в этой квартире, я вынуждена буду искать себе отдельное жилье.
- Но… как же?..
- Пойми, у меня постоянно дискомфорт от ее присутствия. Я не могу ни расслабиться, ни отдохнуть после работы. Это ее вечное нытье, а если не нытье, так - кислая мина. А то и скорбная…
- Но что же я могу сделать? Ладно… я подумаю.

* * *
Я долго размышляла, как мне поступить в этом случае. И подружку жаль, и родную тетку нельзя игнорировать… «А расскажу-ка я, лучше, об этом разговоре Лельке! Вот, как есть, так и скажу!..»

Усадила ее перед собой, и все ей выложила, как на духу. Она растерянно хлопала глазами, потом задумалась и целый вечер молчала. В кухню не показывалась, когда Инна пришла. Пару дней еще все было по-прежнему. Все бегали по утрам на работу, а вечером – кто домой, а кто – в гости или на свидание. Вместе собираться избегали. А в субботу меня разбудил шорох и чья-то суета. Я раскрыла заспанные глаза и с удивлением воззрилась на Лельку.
- Ты что, в такую рань?
- Кэти, проводишь меня? Я выселяюсь.
- Куда? – спросила я еле слышно, чувствуя себя сволочью и вообще виноватой во всех мыслимых и немыслимых грехах.
- Не волнуйся, Кэти, я буду жить с Надей и Масянькой.

После этих слов мне полегчало. Это были наши общие друзья-подружки. Я провела Лельку, мы обнялись на прощанье и пообещали, что этот случай не нарушит нашу дружбу. И в самом деле, мы постоянно перезванивались, часто встречались и, слава богу, отношения наши не испортились. Даже стали еще лучше.

* * *
Инна успокоилась и сказала, что у нее «словно гора с плеч свалилась» и даже дышать стало легче. «Надо же, - подумала я, - какая может быть у людей несовместимость». Но, через некоторое время… случилась другая оказия. Уже с Инной.

Вдруг я обратила внимание, что она стала неразговорчивой, какой-то угрюмой и апатичной. После работы до отупения сидела у компа за одной и той же игрой. Друзьям не отвечала на СМС-ки. Голос у нее стал вялый и безразличный. Только когда она приходила с гостей навеселе, тогда и бывала немного веселей. Короткое время…

- Инна, - говорила я, - о тебе спрашивала твоя подруга Люся. Она утверждает, что ты даже на ее звонки не отвечаешь! Ты же так любила Люсю, почему ты ей не отвечаешь?
- Кэти, ну что я буду ей говорить по телефону? Что у меня все хреново? И чем дальше, тем хреновей? Зачем это ей? Я не хочу об этом…

Все, что я ей рассказывала, стараясь развлечь или развеселить, она слушала в пол уха. «Может, на работе неприятности, - подумала я, и оставила ее в покое. – Пройдет». Но прошел месяц, второй… а Инна по-прежнему оставалась какой-то… боюсь даже вымолвить это слово – депрессивной!..
- Инна, - наконец, решилась я, - что с тобой случилось? У тебя какая-то беда?
- Что? – переспросила она, неохотно переводя взгляд с монитора на меня.

Я молчала. До Инны медленно доходил смысл моего вопроса.
- Да, Кэти… Что-то случилось… только я не знаю что. Меня ничего не интересует и не волнует… Меня ничто не радует. Моя жизнь глупа и бессмысленна. Мне никогда не везет. У меня все плохо…
- Ты ли это говоришь? – удивилась я.
- Я, Кэти, я… возможно, это вскоре пройдет. Я надеюсь…
И она опять прилипла к монитору с его глупой игрой.

* * *
Так я сделала открытие в науке дедушки Фрейда. «Депрессия – это не просто болезнь. Это заразная болезнь. Ее вирусы перескакивают с одного человека на другого, словно блохи с собак и кошек. У кого иммунитет слабее, тот и готов! Вот Инна, наверное, интуитивно чувствовала свою слабость и спешила спастись. Но не успела. Лелькины вирусы неумолимо ее настигли и повергли в глубокое уныние».

Правда, одна знакомая девушка, очень осведомленная в области эзотерики, уверяла меня, что причина в другом. Вроде как, в кармических проблемах…

Автор: Фотина Витрыло

Источник: hochu.ua

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости