«Цена счастью - жизнь»

«Цена счастью - жизнь»

Каждая романтически настроенная девушка ожидает встретить принца. Если не на белом коне и в сверкающих доспехах, так на шестисотом мерсе и в костюмчике от кутюр - время идет, требования к принцам меняются.

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

Маша тоже мечтала о своем принце, только он ей почему-то представлялся капитаном корабля в белоснежном кителе: статный, мужественный, с обветренным морскими ветрами лицом и сильными трудовыми руками моряка. Не-моряки и не-капитаны были ей просто неинтересны.

Рядом с пединститутом, где она училась на преподавателя младших классов, находилось военно-морское училище. Курсанты сновали мимо института, будя воображение Маши: кто из них станет ее капитаном?

Потом началась война. И все мальчишки-курсанты ушли на фронт и ее капитан тоже вместе с ними. Маша не долго думала, прежде чем подать заявление с просьбой идти медсестрой. Пройдя недельные курсы подготовки, она оказалась в самом эпицентре войны.

Годы войны. Сколько о них уже написано и сказано… Маша цепенела от ужаса и глохла от грохота разрывающихся снарядов и свистящих пуль. И только какое-то тупое, но от этого не менее прекрасное и благородное чувство долга заставляло ее ползать под вражеским огнем, перетаскивая раненых в укрытие.

Ранение. Рано или поздно это должно было случиться. Машу вместе с ее подопечными бойцами переправляют в тыл. В госпиталь. После выздоровления до самого конца войны Маша так и проработала в госпитале медсестрой.

Когда закончился этот четырехлетний кошмар, молодая женщина вернулась в родной город, Ялту. Стала работать сначала в вечерней школе, обучать рабочую молодежь, а потом, спустя 10 лет, Мария Львовна, как ее называли ученики, стала преподавать детям. На протяжении всех этих лет, таких тяжелых и тревожных, наполовину голодных, единственным ее утешением было море. Она выходила на набережную, садилась на лавочку и смотрела вдаль. Так уж повелось, что не заладилось в личной жизни с самого начала. Призрачный капитан ревниво охранял честь и верность своей возлюбленной и не давал никому подойти к ней. Как только на горизонте появлялся потенциальный кавалер, он шептал ей на ухо: «Ты только посмотри на него – брюки не отутюжены, туфли в позавчерашней грязи… А говорит как: два слова связать не может, и то - все о себе да о себе… Да и к рюмке уж больно не равнодушен…».

В школе было хорошо. Ученики ее очень любили. Даже окончив школу навещали ее дома. При этом всегда, как приходили, дарили ей макеты кораблей, и не только с алыми парусами. Мария Львовна знала, что за глаза ученики называют ее Ассоль. Но не обижалась, напротив, это доброе прозвище подпитывало ее девичьи мечты. Только вот Ассоль дождалась своего капитана Грея, будучи еще совсем молоденькой и прекрасной, а Мария Львовна уж через год на пенсию пойдет. На лице сетка морщин, сплетенная из прожитых лет, за плечами целая жизнь, а в душе… В душе она все та же романтичная и мечтательная Машенька, что с тайным восхищением заглядывалась на курсантов и краснела от их нечаянных скользящих взглядов.

На пенсию Марию Львовну провожали с почестями, с уважением и сожалением – хороший человек, достойный педагог, заслуженный учитель Украины уходит из коллектива. Такого человека не сможет заменить, пожалуй, никто. Все говорили красивые и добрые слова, плакали, обнимали Марию Львовну, дарили цветы и подарки, было приятно и тоскливо. Школа с ее радостями и горестями, с ее буднями и праздниками стала огромной частью ее жизни. Что ждало ее впереди? Тихая однокомнатная квартирка, заставленная макетами кораблей, книжечка «Алые паруса» на столе да одинокие прогулки по набережной.

После торжественных проводов Мария Львовна пошла домой, а по дороге завернула к морю. Держа в руке охапку подаренных цветов и сумку с подарками, она медленно подошла к «своей» лавочке и грузно опустилась на нее. Только сейчас она осознала, что стала никому не нужной, и эти мысли старили ее буквально посекундно. Механически она обрывала лепестки с букетов и бросала их на землю, а из глаз текли предательские слезы. И вдруг она услышала низкий мужской голос:
- Осыпала наземь лепестки
От несчастья или от тоски.
Осыпала и ждала кого-то,
А у дворника была работа…
- Чьи? – механически спросила Мария Львовна, имея в виду стихи.
- Экспромт, - ответил голос, - вы вот тут лепестки осыпаете и нас заодно без работы не оставляете.

Мария Львовна подняла глаза и увидела перед собой дворника с метлой, который смотрел на нее немного строго и поглаживал рукой свои шикарные усы.
- Извините, я нечаянно, - смутилась учительница.
- Да ничего, сорите, мне даже нравится. Я увидел вас издалека и подумал – не кажется ли мне это: прекрасная женщина, вся усыпанная цветами сидит одна, смотрит на море и плачет…

Так состоялось их знакомство.

Марии Львовне казалось, что так не бывает. Она уже слишком стара, чтоб влюбляться. Но это случилось. Каждый день она прихорашивалась, тщательно укладывала свои седые, но все еще густые и блестящие волосы в высокую прическу, капала духи на запястье и летела на набережную. Первое в ее жизни чувство, такое сильное и прекрасное наполнило ее до краев, словно сливочный крем. А там, на ее лавочке, уже сидел, попыхивая трубкой, дворник. На лавочке лежали цветы, а возле дерева стояла метла. И каждый раз Матвей Тимофеевич начинал свое приветствие в стихах и несколько помпезно подносил букет своей прекрасной даме. Они бродили по парку до самой темноты, беседовали, читали стихи, смеялись и молодели на глазах. Матвей Тимофеевич признался, что тоже на пенсии, а дворником пошел подрабатывать, чтобы не скучно дома сидеть было. Дети уже повырастали и разъехались кто куда, а жену похоронил еще шесть лет назад.

Романтические прогулки продолжались два месяца, а потом… В один прекрасный августовский вечер Матвей Тимофеевич, стоя на одном колене, как средневековый рыцарь, торжественно предложил Марии Львовне свою руку и сердце.

Настоящий сюрприз ждал шестидесятилетнюю Ассоль в день регистрации брака. Когда она вышла из дома в прекрасном розовом платье с веточкой жасмина в серебристых волосах, она увидела, что возле подъезда ее ждет белая волга, а ее жених… Ее дорогой дворник Матвей Тимофеевич оказался… адмиралом в отставке. В день свадьбы он был при полном параде: в белом кителе и с орденами на груди. Конечно, даже если бы он всю жизнь проработал дворником, это ничего бы не изменило в их отношениях. Но проснувшаяся в Марии Львовне Машенька не думала об этом: она была безмерно, бесконечно счастлива и прошептала Матвею Тимофеевичу:
- А знаете, мой капитан, мечты имеют удивительное свойство сбываться!

«Я не знаю, - пишет Мария Львовна в своем письме, - сколько нам отмеряно в этой жизни счастья, но я не променяю свою жизнь ни на какую другую. Я понимаю, что стать такой счастливой можно только узнав цену настоящему счастью. А цена ему - жизнь».

Автор: Анна

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости