Было 14 февраля

Было 14 февраля

Было четырнадцатое февраля - День всех влюбленных - и я привычно отсиживалась дома, заняв оборону возле окна. Купленный мной накануне по этому случаю тортик и подходящая к этому "празднику" книжка, были заготовлены рядом. Итак.. тьфу ты, черт… галлюцинации!

В окне промелькнула хитрая мордашка маленького бога любви - лукавая, покрытая веснушками физиономия, - кудряшки и два белых крыла.

Я потрясла головой и вздохнула: Вот скажите мне, кто в ответе за то, что этот маленький засранец Амур не умеет делать свою работу хорошо?! Он стреляет как попало и куда угодно, только не туда, куда нужно. И если случайно вдруг попадет в цель, то все немедленно начинают орать во всю глотку о большой и взаимной любви. Но, к сожалению, чаще всего он промахивается. И, "осчастливив" нас неразделенной страстью, что, согласитесь, не так уж приятно, делает ноги с места преступления.

Вздохнув еще раз, я нацелилась на кусок торта, обещающего стать моим утешением на ближайшие четверть часа. Кусок был большой. Задумчиво я потянулась к тарелке. Бац! Что-то пролетело прямо у меня над головой и воткнулось в мой торт. Стрела.
- Дура! - прозвенел обиженный детский голосок - Ты что, не можешь постоять спокойно, когда в тебя стреляют?!

Я оглянулась. Маленький мальчик с веснушчатым лицом, кудряшками и двумя белыми крыльями сидел, качаясь на форточке и сжимая в пухленьких ладошках золотой лук.
- Дура! - повторило очаровательное дитя и потянулось к золотому колчану.
- Т-т-ты чего делаешь? - икнула я.
- В тебя стреляю, чего ж еще? Только ты прыгаешь, как бешеная кенгуру.
- А-а…для чего? - я как можно строже взглянула на маленького нахала, одновременно нащупывая рукой что-нибудь подходящее для защиты. Книга.

Кудряшка глянул на заголовок и затосковал. Я покрепче сжала импровизированный щит. Книга, честно говоря, казалась мне нелепой защитой от золотой стрелы, но мальчик выглядел совершенно расстроенным. Видимо все дело было в названии: "Любовь не существует или 10 способов прожить без любви".
- Ты не возражаешь, если я обдумаю сложившуюся ситуацию? - вежливо спросил этот хулиган.

Я энергично закивала головой, примеряясь как сдернуть маленького бездельника с форточки. Не дотянуться! И тут на меня снизошло озарение.
- Не хочешь ли чаю? - приторно улыбнулась я.
- Хочу! - обрадовался незадачливый лучник, с детской непосредственностью косясь на мой тортик.

Я коварно пододвинула тарелку к нему поближе, и бедняжка, забыв об осторожности, слетел вниз. Р-р-раз! Я сцапала наглеца за правое крыло. Оно казалось мягким и хрупким, но под жесткими, как проволока, перьями переливались железные мускулы. "Качается", - уважительно подумала я.
- Ай! Ты обманула меня!!! - обвиняюще завопил ребенок, чуть не плача от обиды.
- Ага, - я довольно кивнула. - Ну-ка дай-ка сюда свой лук сейчас же. Еще поранишь ненароком кого-нибудь. Оружие - не игрушка для детей!
- Это не игрушка, это мой рабочий инструмент! - захныкал малыш.
- Ты все равно работать как следует не умеешь. Дай сюда! - я схватилась за лук.
- Ну пожалуйста-а-а.. - заканючил Кудряшка, - если я потеряю свое табельное оружие, моя карьера пойдет к Аиду в… - тут ребеночек добавил такое слово, что я невольно покраснела. Вот они, нынешние дети-то!
- Я думаю, твою карьеру уже ничто не спасет, и не вздумай больше ругаться при мне! - я потянула лук на себя.

Следующие полчаса расстроенный карапуз пытался убедить меня отпустить его, а я, в свою очередь, приводила аргументы в пользу его заточения в моей комнате, ну, скажем, на недельку-другую.
- Слушай, а чего это ты против любви так взъелась? - ребенок хитро посмотрел на меня, склонив свою кудлатую башку к помятому мною крылу.

Я задумалась. И правда, чего это я? Ну… я осознавала, что хочу любить, но… боялась.
- Я боюсь, - честно ответила я.
- Че-го? Боишься? Да чего там бояться? Любовь, это ж не навечно. Ну не захочешь, разлюбишь и все.
- Любовь - это неизлечимая болезнь, - ввернула я цитату из книжки-щита.
- Но это же хорошая болезнь! Ты просто не представляешь себе, как круто ею болеть! - малыш был настойчив.
- Ну, ладно. Давай попробуем. Ты стрельнешь в меня, только осторожненько, чтоб я ненароком не влюбилась. А я пойму, как это - болеть любовью. - Я гордилась своей сообразительностью.
- Не… ничего не выйдет, - вздохнуло это чудо в перьях.
- Почему это? - подозрительно покосилась я.
- Ну… ты ж не можешь приготовить омлет, не разбив яйца?
- Чего? Ты о чем? Какого яйца? - удивилась я, осторожно трогая его лоб на предмет температуры.
- Я имею в виду, что ты не можешь сделать одновременно две взаимоисключающие друг друга вещи. То есть, ты не можешь почувствовать, что такое любовь, не влюбившись. - Терпеливо объяснил ребенок.

Я расстроилась. Мальчик, похоже, прав. После получасовых раздумий я пришла к решению.
- Валяй, стреляй. Только я не хочу влюбляться по уши. Чуть-чуть, ты меня понял?

Карапуз торопливо кивнул и полез за стрелой. Взглянув на его лукавую улыбку, я потянулась за книгой, но слишком поздно. Последнее, что я почувствовала, была щемящая боль в сердце.
 

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

Автор: IcY Welt.

Источник: romanticcollection.ru

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости