Из жизни толстой женщины... Жир или жизнь?

Из жизни толстой женщины... Жир или жизнь?

Сколько себя помню, я всегда была….. Как бы это получше сказать… Ну, не худенькой. Почему, спросите вы? На мой взгляд, этому поспособствовал целый ряд факторов. Прежде всего – наследственный.

Моя мама – женщина полная, как, впрочем, и бабушка. Отец, правда, худой, как щепка, при том, что мама с бабушкой всегда старались основательно его накормить - как-никак, пока мы с сестрой не вышли замуж, папа был единственным мужчиной в семье.

Мясные котлеты, отбивные, голубцы, макароны по-флотски присутствовали на нашем семейном столе регулярно, как туш и губная помада в женской косметичке. Не говоря уже о таких традиционных для Украины блюдах, как борщ с пампушками, домашняя колбаса, вареники и, конечно же, сало. Добавьте сюда жареную картошку, блинчики, салаты, всевозможную выпечку, начиная пирожками с маком или с яблоками и заканчивая тортами (среди которых особое место занимает Наполеон), алкогольные напитки, водку и коньяк для мужчин, вино и шампанское для дам-с плюс пиво в жаркое время года, и вы получите практически полное представление о том, как питается наша семья на протяжении вот уже нескольких десятилетий.

Итак, второй фактор – питание. Кстати, наши с сестрой мужья пришли в семью худенькими юношами, сейчас же они – матерые дядьки, комплекцией напоминающие борцов-тяжеловесов.

Ну, а третий фактор – образ жизни. Я всегда была девушкой спокойной, основательной. В детстве, помню, все дети носятся, бегают, прыгают, кричат, а я сяду где-нибудь в тенечке, и играю в дочки-матери. Усажу все свое игрушечное семейство за стол, накормлю обедом. Искупаю своих девочек, то есть, кукол, потом мальчиков – мишку со слоненком (кот Барсик мыться категорически не желал, да я и не настаивала), постираю куклам платьица, если надо – заштопаю, потом уложу всех спать, и так каждый день. Семейная идиллия.

В школе было сложней. Мальчишки – народ, в большинстве своем, весьма противный. В младших классах они так и норовили сделать какую-нибудь пакость, например, стащить учебник, бросить в меня снежком, толкнуть, подставить ножку. Называли меня, разумеется, не иначе, как Толстая или Жиртрест. Впрочем, я не сильно расстраивалась по этому поводу: дураки, что с них взять… Просто набравшись терпения, стала ждать, пока они повзрослеют и поумнеют.

И, таки дождалась. В старших классах ко мне было уже несколько иное отношение. Жиртрестом больше никто не называл. Более того, некоторые мальчики, те, кто посмелее, стали оказывать знаки внимания. Носили мой портфель, провожали из школы домой. На школьных вечерах меня неизменно приглашали танцевать. А, после вечеров, разумеется, домой я шла не одна, кто-нибудь из мальчишек обязательно набивался в провожатые. Как-то раз, классе в восьмом, из-за этого два моих одноклассника чуть не подрались. Надо сказать, по натуре я человек очень миролюбивый, конфликты не переношу на дух.

«Перестаньте – сказала я – не хватало, чтобы вы еще подрались. Хотите проводить меня домой? Так проводите оба». Мальчики немного поворчали, потом успокоились и пошли меня провожать. С одним из них я потом какое-то время встречалась, что же касается второго, то он быстренько переключился на мою подругу.

В институте я встречалась уже с другим мальчиком, потом еще с одним, который впоследствии стал моим мужем. То есть, как видите, с мужчинами у меня особых проблем не было. От матери мне досталась хорошая внешность, как говорит мой муж, истинно славянская. Роскошные светло-русые волосы, большие голубые глаза, стройные ноги, пусть и немного полноватые. Бюстгальтер я ношу пятого размера. Не подумайте, что я хвастаюсь, но мужики ко мне так и липнут. Летом, стоит надеть платье и босоножки – летят, как мухи на мед. Думаю, если бы захотела, то спокойно завела бы себе любовника. Другой вопрос, что мне это абсолютно не надо. Зачем доставлять себе, да и своим близким, лишние неприятности…
Из жизни толстой женщины
Одно время, был такой момент, муж прыгал налево. Он тогда перешел на более высокооплачиваемую работу и самоутверждался изо всех сил. Я, конечно, расстраивалась, но виду не показывала. Никаких экстраординарных мер не принимала. Все наладилось как-то само собой. Чуток погулял, и успокоился. Плотно пообщался с другими женщинами и понял, что своя жена лучше. Теперь – примерный семьянин. С загулами покончено раз и навсегда. (Сам так сказал, я за язык не тянула).

Иногда может пойти попить пиво с друзьями. Но – в разумных пределах. Не так, как у некоторых баб, сказал, что на час, а сам является на третий день, без копейки денег, зато с побитой физиономией и стойким запахом перегара или, и того хуже, чужих духов. Зарплату (а также деньги, получаемые за всякие халтуры) несет в семью и отдает мне. Добровольно, без какого-либо нажима с моей стороны, так как знает – я распоряжусь ими лучше. Муж и дети будут накормлены, одеты, обуты. В квартире – порядок. Летом поедем на море – оздоровляться. В случае необходимости сможем купить что-нибудь из мебели или бытовой техники. Ну, и некоторую сумму я всегда держу в качестве НЗ. Мало ли что может случиться.

В общем, на жизнь грех жаловаться. Хотя, неприятности иной раз случаются. Несколько месяцев назад я попала под сокращение. В моем отделе было пять штатных единиц, по новому штатному расписанию их стало четыре… Почему сократили именно меня? Ну, а других вариантов-то и не было. Начальника отдела вычеркиваем сразу. Куда же без босса?

Людмила каждый обеденный перерыв ходит к нему пить кофе. И, время от времени ездит к нему на дачу. Кроме того, в управлении болтают, что Людкин ребенок – вовсе не от мужа, а от вышестоящего босса. Естественно, начальство за нее горой. Таких ценных специалистов не увольняют, более того, пытаются удержать всеми правдами и неправдами.

Валентина. Ее муж работает в налоговой милиции и этим все сказано. Сократить Валентину может только человек отчаянной храбрости или же отчаянной тупости, человек, начисто лишенный чувства самосохранения.

Сережа…. Сережа практически в одиночку тянет на себе весь отдел. Люда с Валей бабы весьма ленивые, да и я, если честно, отнюдь не трудоголик. Босс выполняет чисто представительские функции, ходит на совещания, решает вопросы с руководством… В отделе почти всю работу выполняет Сережа, причем практически без напряга. Когда в силу непредвиденных обстоятельств наступает очередной аврал, начальник отдела первым делом вызывает Сережу. «Сережа, давай. Родина на тебя надеется». В его понимании, Родина, это, прежде всего, начальство. Сережа дает. Сократить его, и кто будет разгребать все это?

Остаюсь я, женщина с двумя детьми, не имеющая поддержки сверху… Вообще-то, я тоже могла бы завести себе вышестоящего покровителя, тем более, кое-кто кое на что мне очень недвусмысленно намекал. Но эти сексуальные призывы я попросту игнорировала, притворяясь полной дурой. Интересно, веди я себя, ну, скажем так, несколько раскованнее (в сексуальном плане), кто бы тогда попал под сокращение?

- Ничего – утешал муж – какое-то время посидишь дома, а там найдешь себе другую работу. Ну, я возьму еще несколько халтур. Не расстраивайся.

Я и не расстраивалась. Стала на учет в службе занятости, разослала свое резюме, периодически звонила по объявлениям. Первые пару месяцев эффект был нулевой. Затем я подыскала одну организацию, правда, зарплаты там были до смешного маленькие, но, как говорится, на безрыбье…

И тут мне позвонила Светка, моя давняя, еще с институтских времен, подруга. Теперь Светка работала в рекламном агентстве и, судя по всему, была очень довольна жизнью.
- Надя, ну скажи, нахрена тебе эта госслужба? Давай лучше к нам.
- Кем? – уточнила я – Экономистом? Бухгалтером?
- Нет. К нам, это в отдел рекламы. Будешь рекламировать женскую одежду.

- Ой, а как же я буду ее рекламировать? – удивилась я. В моем представлении женскую одежду (как впрочем, и косметику, белье, обувь, прокладки и прочее) рекламируют молодые, длинноногие и, главное, очень худые, девушки. Как говорит муж «Ножки тоненькие, а жить хочется». «Идеальная манекенщица – это вешалка». Не помню, кому принадлежит это высказывание. – Вы, что, не можете найти никого похудее?

- Почему не можем? Можем. Но не хотим. Нам нужна ты и только ты. Так, что, в следующую среду на 10 часов подходи к нам в офис. Будет кастинг. Давай, не подводи меня.

На следующий день я записалась в тренажерный зал. Возможно, таким образом мне удастся похудеть. Хоть немножечко…Хотя в то, что меня возьмут в рекламное агентство верилось не больше, чем в то, что мой муж станет народным депутатом.

Физкультуру я ненавидела с детства. Бегать, скакать или, боже упаси, отжиматься… Нет, это не для меня. Впрочем, в тренажерном зале никто меня особенно не напрягал. Разве, что некоторые пытались выведать мой телефон.
Из жизни толстой женщины
Во вторник вечером я встала на весы. 96, 700. Примерно столько же я весила пять дней назад, перед первой тренировкой. Кстати, эти пять дней я мужественно обходилась без сладкого, только один раз, не выдержав, съела небольшой кусочек тортика. Ладно, как говорил Леонид Кравчук, «маємо те, що маємо».

В среду утром, без какой бы то ни было веры в успех, я поплелась в рекламное агентство. Перед кабинетом, где проходил отбор или кастинг, собралась внушительная толпа. Девушки были разные. Стройненькие. Худые, словно их недели три не кормили. И, к моему удивлению, упитанные. Но, все равно, на общем фоне по части веса я выглядела явным лидером. Ну, что ж, не пройду, так не пройду. Пойду в ту контору, где соглашались меня взять, пока поработаю у них, а заодно буду подыскивать что-нибудь получше.

Тем временем, девушки заходили в кабинет, затем возвращались обратно. Одни – разочарованные, другие – преисполненные надежд. Наконец, подошла и моя очередь.

За столом сидели четверо. Светлана, два лысых дядьки и крашеная блондинка лет пятидесяти, директор агентства. К моему удивлению, меня никто не выгнал. Более того, мне дали платье и предложили пойти в примерочную переодеться.
- Так, хорошо – удовлетворенно протянула директриса – Теперь вот это.
Она указала на костюм. Я переодевалась еще пару раз.

- Павел Иваныч – обратилась директриса к одному из мужчин – выйдите в коридор и скажите всем, что кастинг окончен. Что же касается вас, Надежда, то мы вас берем. Испытательный срок – три месяца. Зарплата – семьсот долларов плюс премии. Устраивает?

Разум отказывался верить в реальность происходящего.
- Почему именно меня?
- У вас хорошие внешние данные, приятный характер. Вы нам подходите.
- Простите, но я же вешу почти сто килограмм.
- А вот это – как раз то, что нам нужно. Вы будете рекламировать одежду для полных женщин. Так, что завтра в 9 утра жду вас у себя в кабинете.

Так началась моя карьера модели. Поначалу муж немного нервничал, ведь моя новая зарплата почти вдвое превышала его, но потом успокоился.

Кстати, первое, что я сделала, выйдя из офиса, это зашла в супермаркет, где купила бутылку шампанского и самый большой торт, для своей семьи, ну и, конечно же, для себя.

Оценка
- отзывов еще нет

Автор: Влад Климушинский

Источник: hochu.ua

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости