Секс в большой стране

Секс в большой стране

"А почему бы и нет?..."
(Мудрость народных сексопатологов)

"...Когда я слышу от подруг, что "мы живем в мире мужчин", я лишь саркастично улыбаюсь в ответ и молча киваю головой. В этот момент нельзя понять, соглашаюсь я или нет, и это отличная тактика, так как с женщиной нужно всегда соглашаться, но делать все по-своему...
Если многие женщины твердят, что живут в мире мужчин, то только потому, что, им нравится это утверждение, и они сами хотят поверить в это. На самом деле, этот мир "соткан" из мелочей, изобретенных женщинами в порывах страсти, истерики или в приступах заботливости и тревоги..."

Эти строчки взяты из истории, которую я посвятила одному из мужчин, когда-то имевшему значение в моей жизни... Всего получилось семь историй: совсем мало для жизни нимфетки и много для жизни "синего чулка". Но я отношу себя к категории самых обычных русских женщин, с которой не обязательно соглашаться...
Кстати, идею написать подобный "шедевр" мне подала именно женщина. И я, в первый раз в жизни, с ней согласилась… До сих пор не понимаю, что из этого вышло...

P.S.: Все имена и, описанные здесь, истории, подлинные. Желаю приятного чтения!

Всегда Ваша,
Лариса Москалева



История первая
ГЕНРИХ И ЛАУРА

"Блаженные духом - нищие"
(так реалистичнее)

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

Когда тебе 21 год, кажется, что ты очень мудр и знаешь все об этой жизни (наверное, потому что с этого возраста все идет по убывающей и уже к 25-ти годам осознаешь, что ты - абсолютный дурак и нечего не понимаешь...).

Во всяком случае, у меня наблюдалась именно подобная жизненная траектория. И тогда, в пик моей "мудрости" я училась на третьем курсе университета, третьего по рейтингу среди ВУЗов России. Надо ли добавлять, что за три года студенчества, ты невольно почувствуешь себя мудрецом, когда твои житейские дела каждый день дополняют знакомства с просветителями зарубежной и русской литературы, законами макро- и микроэкономики, древними философами и юными студентами...
Но Генрих был не каким-то "новоиспеченным" знакомым. Мы учились вместе с первого курса, и, оказывается, за три года так ничего и не знали друг о друге (вот оно - разоблачение "мудрости" юности!)


Генрих и Лаура

Совместный процесс познавания произошел у нас стремительно и не без коллектива. А именно, в ту ночь на диване рядом с нами посапывало еще трое...

Я до сих пор не понимаю, почему последующий за той ночью - год жизни с Генрихом, окруженный множеством проблем, внешних неурядиц и, в конце концов, студенческой бедностью, вспоминается мне сегодня самым красивым и романтичным куском жизни...?

Неприятности посыпались в дальнейшем на нас, как из рога изобилия. Я и не подозревала, что Генрих в то время жил с девушкой, которая оказалась беременной от него, что жить втроем в однокомнатной квартире - тесно, что сдавать зачеты и экзамены в университете нужно вовремя...

Но мы были абсолютными, слепыми и блаженными романтиками и потому вопросы задавали себе совершенно другие...

Я думала о том, что Генриху всего 19 лет (совсем юнец!), а мне 21 год (женщина, умудренная богатым опытом!), что этот мир не идеален, и что Петрарка безумно любил свою Лауру...

Генриха волновало мое отношение к его стихам и прочим шедеврам, а также запах его одеколона и то, что огромная Луна с ночного неба выходит совсем маленькая на фотографиях... Его волновали также и некие другие вещи, которые я по наивности (или мудрости?) списывала на утонченность его натуры.

Генрих жутко любил переодеваться в женские платья, а я и моя подруга Ксения, с которой мы совместно снимали квартиру, не знали проблем с макияжем, прическами и маникюром. Каждый вечер Генри устраивал нам маленький "фэшион", практикуясь на наших лицах, ногтях и волосах... В свою очередь, он просил об услугах визажистов и нас. Нередко в таком виде: с жирными кусками туши на ресницах и моем длинном розовом пальто, Генрих ходил в магазин за пивом, удивляя продавщиц и покупателей тяжелыми мужскими ботинками 43-его размера...

Нетрудно догадаться, что через какое-то время в нашей квартире стал появляться симпатичный молодой паренек с обесцвеченными волосами и мягкими движениями...

О том, что Генрих - "би" (если учесть, что наш роман тогда продолжался...), я узнала, как это всегда бывает, последней...

Стоял жаркий июль, в связи с чем, наблюдалась обычная для этого времени, картина: студенческий городок почти опустел, пляжи были переполнены, и в домах не было горячей воды... Проблему "где бы помыться" я решала в нашем корпусе журналистов, в подвале которого недавно начали строить душ и сауну. Правда, принимать этот душ приходилось после 12-ти ночи, когда любой бдительный завхоз видел сны о бочках эмалевой краски и мешках цемента...
Генрих и Лаура
В тот день Генрих не появлялся дома и, когда перевалило за 11 вечера, я решила поехать в корпус помыться... По прибытии выяснилось, что эта идея пришла не только в мою голову, я заняла очередь в душ и моим "напарником" оказалась рыжеволосая Ася из "новобранцев" (как мы называли абитуру).

В душ мы попали уже минут через пятнадцать. Нас, как положено, закрыли снаружи на большой висячий замок и посоветовали мыться побыстрее, уважая очередность...
Я остервенело мылила тело, предчувствуя, что следующий душ принимать буду не скоро, и вот, в разгар блаженства - погасла лампочка под потолком!
- Выключай воду! - крикнула Ася в темноте. - Это завхоз Галуст Азатович с проверкой притащился! Меня предупреждали, когда свет гаснет, чтобы мы сидели тихо, как мыши...
- Знаю... - буркнула я и стала нащупывать в непроницаемой темноте вентили кранов. В полной тишине и темноте мы нащупали друг друга, чтобы не зашибить на месте (Ася, все таки, была раза в три меньше меня...) и, определившись в пространстве, мы побрели в недостроенную кабинку сауны.
- Все. Пришли. Я чувствую деревянные стены. - шепнула Ася.
- А я чувствую под ногами матрац и одеяло. Какой дурак додумался здесь спать, наверху полно пустых аудиторий! - сказала я в ответ.
- Да это Генрих с третьего курса со своим Максом здесь любовью занимаются. Ты их знаешь?
- Какой Генрих? - машинально спросила я, понимая, что человек с таким именем среди студентов-журналистов - один.
- Ну с третьего курса, симпатичный такой брюнет... А Макс из политеха...

Если бы Ася могла видеть в тот момент мои глаза!

Но, когда свет вновь зажегся, я была спокойна. Даже слишком. Ася не услышала больше от меня ни слова, а каменное выражение моего лица окончательно отбило у нее охоту поболтать о нелегкой студенческой жизни...

Благоухая дешевым шампунем, я поднялась в угловую аудиторию, где, по словам Аси, в данный момент находились Генрих и Макс. Я еще не знала, что буду говорить...
- Привет... - озадаченно протянул Макс, увидев меня. Генрих же, наверное, потерял дар речи...
- Дайте пива... - сказала я. Мне протянули бутылку коричневого стекла. Макс посмотрел на нас с Генри и по-джентельменски удалился.
- Я давно хотел сказать...
- Я бросаю тебя, не потому что ты спишь с Максом. - слова вылетали из меня автоматически, мне казалось, что мой мозг абсолютно не присутствует при процессе мышления и что за меня говорит некто другой.
- Я не хочу быть с тобой, потому что ты мне изменяешь. А с кем, мужчиной или женщиной, для меня не важно!
Генрих и Лаура Генрих молчал.
- Вещи заберешь завтра.

Я поднялась с парты, чтобы уйти.
- Макс сам просил познакомить с тобой... Он хотел увидеть тебя, узнать... Он - наш общий друг... И все...
- Живите с Максом, как хотите! За вещами приедешь один!

На следующий день они приехали оба. Генрих пошел в ванную за зубной щеткой и выцарапал бритвой на своей руке мое имя. Я нещадно брызнула на кровоточащие буквы одеколоном, потом заперлась в туалете и молча плакала.

Генрих кричал на всю квартиру: "Если бы у меня были деньги, я бы купил ей желтые розы"!
Но денег у него не было, одеколон прожигал кожу, а Макс деловито бренчал на кухне железными кружкой и тарелкой Генриха, упаковывая все с томиком Петрарки в большую сумку...

Лаура рыдала в туалете и романтичные мечты смывались с каждой ее слезой в большой унитаз обыденности...

P.S.: Прошло уже 6 лет... Недавно Судьба познакомила меня с некой Настей, которая работает с Генрихом сегодня в одной редакции. Настя разглядывала мои старые фотоальбомы и очень удивилась, увидев на фото меня и Генриха вдвоем.
- Странно... - сказала она. - Он же стопроцентный гомик... Я думала, он про женщин ничего и не знает...
А через неделю она написала мне, что рассказала Генриху о встрече со мной. Генрих признался ей, что очень бы хотел встретиться со мной вновь.
"Нет", - писала я в ответ Насте. "Зачем разрушать красивую сказку памяти? Романтиками мы уже никогда не будем...

Источник: www.kogalymstar.narod.ru

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости