Лунная прелюдия с вызовом на крышу

Лунная прелюдия с вызовом на крышу

...Она наблюдала за ними, с жадностью схватывая оттенки эмоций и движений. Она и он. Страсть, дерзость и нежность. Женская грудь, мужской торс, его пальцы легко касаются сосков, что просят ласки и боятся ее, а вот руки уже на крутых бедрах, и женщина прогибается, как кошка...

Она лениво листала глянцевый мужской журнал чисто из интереса – что пишут и о чем? Настроение было не ахти, и вдруг… Споткнулась о черно-белые фото. Необычная, смелая и чуть дерзкая фотосессия вырвала ее из полудремы. Она смотрела на снимки во все глаза. Надо же, фотограф - женщина. Может, поэтому так тонко и ненавязчиво передана эротика происходящего – вот, когда страсть уже излита, у него так не вовремя звонит мобильник. И все, пора… Некогда понежиться в объятиях, нужно отрываться друг от друга, собирать себя по кусочкам и покидать этот шикарный, но чужой номер… Он запомнит их горячее дыхание, влагу кожи, приглушенный шепот и стон, что было не сдержать… А простыни, они еще пахнут им и ее духами…

Она не знала, что ее так задело, но, глядя на игру мужчины и женщины, на игру опасную и сладкую, на танец света и тени, бесчисленных оттенков эмоций на лицах, она вдруг перенеслась… в тот день и час, когда они были вместе. Правда, не в шикарном номере отеля, и таких дорогих украшений на ней не было… Да и дорогущего белья – тоже. Такой роскоши у нее просто нет.

Зато был запах, ее запах, и тепло, ее тепло. И они сводили его с ума. Особенно головокружительным было сочетание его страсти, чувственности и сдержанности. Едва дотрагиваясь до ее плеч, поглаживая волосы, как маленькой девочке, его пальцы тут же хотели добраться до ее кожи, обнажить грудь, освободить ее всю из плена блузки, джинсов и белья.
- Это какое- то безумие, - шептал он… Твоя кожа, твой запах… И зарывался в ее волосы, и целовал губы до легкой боли, не замечая этого…

Дальше поцелуев идти было нельзя. Некуда. Страшно. Но им казалось, что придет тот день, когда их желание, разорванное временем и «звездами, что не сошлись», раздвинет и взорвет пространство. И все. Точка. Звездам деваться будет некуда. И такой день, когда сил ждать и терпеть не осталось, грянул. Как весенний гром – робкий и наглый, по-мальчишески самоуверенный.
Она набралась смелости и пришла к нему на работу. Вечером, когда все собирались по домам. И хоть ни разу там не была, представляла, что там за творческий беспорядок. Пепельницы, немытые чашки, компьютеры и прочая умная техника… Полный креатив. И эта обстановка манила и притягивала.
Он с улыбкой описывал ей этот райский уголок: «Мне нравится там работать, чувствуется сила коллективного разума. Только вот, знаешь, выйти покурить и поговорить по душам не с кем…» И ей почему-то захотелось напроситься к нему на чай, увидеть, как он работает, и незаметно оторвать его от работы.

«А вдруг из этой затеи ничего не выйдет?» – вздрогнула она. Но воображение так четко рисовало ей эту картину. Старый двухэтажный особнячок… Офис на втором этаже. Есть выход на балкон. И – о чудо! Даже на крышу. Она только представила – в нескольких метрах от дворика оживленная улица, люди, авто, а на крыше – только они. Кто за ними будет подсматривать? Только звезды, луна да уличные фонари. Кто им будет завидовать? Только неженка-август, избалованный собственной щедростью да поклонением отпускников. Ну и пусть подглядывают, завидуют!

От одной мысли о том, что специально для этого вечера… а ведь темнеет уже все раньше… она оденет легкое платье… или юбку с маечкой. Никаких джинсов-выручалочек. Лишь только от мысли о возможности такого приключения у нее заныло в животике… Его горячие ладони на ее талии, скользят ниже, и долгая прелюдия не нужна… Когда ее ножки начинают дрожать только от прикосновения губ к пересохшим от желания и волнения губам… Она хотела его прямо на этой крыше, наперекор дневным доводам разума - как вызов вечно занятому городу. Как вызов самой себе. Она была уверена – кончит быстро, ярко, первой. А потом еще раз – уже с ним. Искусает губы от нетерпения…

…Она вернулась из своей фантазии, даже не заметив, как пролетело время. Глянула на часы… Ой, а прошло всего минут пятнадцать, как «читала» журнал… Но ощущение было такое, будто вправду вернулась в крыши, посмеявшись над городом – разлучником, ведь она его обманула. Удивив мужчину дерзостью, желанием, смелостью.

Как же ей быть? Слушаться строгого, как учитель, рассудка? Что нечего портить замечательные отношения сексом. Спустя время. Или послать все доводы куда подальше и …?!

В последний раз он пригласил ее на кофе, а потом – несмело, на домашний ужин. Пойдешь? Может быть, она озадачила его быстрым согласием… Ведь раньше «дома» означало, что к себе и в себя она вернется легкая, как пушинка, переполненная его страстью, с огромными зрачками, в которых, как в море, отражалась луна их ночи… Но в этот раз это была возможность поговорить без посторонних глаз и ушей, побыть вместе. И узнать, тянет ли ее к нему так сильно, что как только закроется дверь… Ну как в начале лета, когда он вытянул ее из дел, встретил на улице под дождем, как они бежали к дому мокрые и счастливые… А как только закрылась дверь… Он прижал ее всем телом, и целовал, целовал, раздевая. А потом увлек в спальню. Опустил на кровать, как хрупкое сокровище, и запретил даже дотрагиваться до себя…
- Я хочу, чтобы ты отогрелась… Замри, доверься…

Отогрелась? Через несколько минут ей казалось, что у нее жар, голова кружилась, в ушах шумело… Она не могла говорить, только тихонько вскрикивала, когда он сильно кусал соски… Дразнил, облизывал, снимал пробу упругости зубами, потом другой… Колючая боль переливалась в каждую клеточку, и тело пело. Она не выдерживала, привставала к нему, шептала: «Полежи на мне, почувствуй, как перетекает наше желание». А он просил: «Побудь еще немного со мной. Ты ведь можешь? Мы выиграем время, я вызову такси».

Еще полчаса поцелуев, объятий и тихих слов, которые в обычной жизни – просто бред. Но для двоих обретают таинственный смысл и значат больше, чем все сокровища…

Уже в такси она решила, что лучше, все же лучше остаться хорошими знакомыми. Хоть час назад она прошептала ему на ушко: «Хочу тебя». И это было правдой. Понимала, что если б это «хочу», помноженное на его «хочу» в квадрате, произошло, весь день ждала б его звонка, или хоть смс. С простым: «Как ты? Как добралась? Скучаю. Жив. Целую».

Ну не научилась она отделять чистый секс от близости. Может, потому, что секс был для нее высшей мерой близости? Но что тогда делать с телом, оживающим в его руках? И эти фото в журнале… С головой выдали ее глубоко зарытые желания и фантазии.

- Ну и что, - тряхнула копной шоколадных волос. - Мои фантазии – мое богатство, и в них мне не мешают ни запреты, ни вечный дефицит времени и места, ни другие условности. У настоящей женщины в наличности должны быть ее личные фантазии, - улыбнулась каламбуру. - А уж делиться ими с тем, с кем хочешь осуществить, идти дальше, или держать при себе – мое дело! Значит, эта фантазия будет ее неразменной валютой. Как те десять евро, сэкономленные в отпуске в залог нового путешествия.

Она отложила в сторонку журнал, взяла мобильник. Чуть подумала и отправила ему смс: «Мы с тобой на крыше. Горю». В конце концов, она имеет право быть иногда не только хорошей правильной девочкой, но и плохой и непушистой. И она хитро прищурилась, наперед зная, что натворит одной маленькой смс… Как-то под настроение она прислала ему записку эротического содержания. И ушла с головой в работу… Понедельник, как- никак. А он через неделю признался, что после не мог ничего делать. Такой была реакция. Час курил, слушал музыку, игнорируя настойчивые звонки заказчиков по мобильнику…

До сих пор ее греет теплом та их первая ночь. Ночь, когда из-за ремонта в квартире гостить можно было только в одной комнате - спальне, которую украшала уютная кровать. Нагулявшись по городу, он привел ее домой, сам приготовил ужин. Оранжевая ванна привела ее в полный восторг. Еще бы – ее любимый цвет. Очень хотелось понежиться в пене, но не решилась. Подумала, что тогда сразу отключится. А разве гости должны засыпать раньше хозяев? Постояла под душем, снова оделась. Правда, только в «сонную» футболку и шортики. Боялась – а вдруг не так поймет? Вдруг сочтет, что она очень спешит и ускоряет события?

Он вернулся из душа, спросив разрешения забраться на кровать. И предложил посмотреть вместе фильм: «Я его уже видел, но он точно в твоем вкусе». Она прилипла к экрану. Надо же! Этот фильм ей очень понравился. Там играли любимые актеры. И откуда он знал?! Но смотреть второй раз?
И тогда он выбрал немного смешной и философский фильм. Прошло столько времени, а его короткий призыв – не откладывай мечту на завтра – она крепко помнит.

А потом он попросил разрешения сделать ей массаж: «Ты ж у меня в гостях», – и достал ароматное масло. Он был таким чутким, так ее гладил, будто давно знал, изучил по сантиметру ее тело. Знал, как и на какие ласки, она откликается. Сразу и чуть с опозданием, как одна волна догоняет другую.
Она благоухала ароматным маслом и невольно тянулась пальцами к разбуженной груди, будто желая снять жар его ладоней. Он тихонько лежал рядышком. В это трудно поверить, но они заснули… в плавках. И это в наш век скоростей - во всех смыслах. Ей что-то подсказывало: не нужно торопиться, в этом своя прелесть. Он… Что подумал он? «Взрослый мужчина, а вел себя как несмелый мальчишка», - утром тихо улыбалась в подушку. И благодарила его за сдержанность и такт.

Хоть месяц спустя он и дразнил: «А ведь та ночь могла оставить яркий след. Если б ты позволила мне ласкать тебя до изнеможения, когда уже сил нет ни для чего. Мне очень нравиться дарить женщине такое удовольствие, ничего не требуя взамен».

Она была уверена – та ночь, будь он чуть настойчивей, была б падающей звездой на летнем небе… Черт побери, а ведь именно это «взамен» ее и остановило, потому что не была она готова открыться полностью…

Тогда они решили, что непременно встретятся – все равно где, в каком городе и на какой крыше. И будет ВСЕ. И пусть им завидует город, полная тетушка – луна и хрустальные звезды. Звезды, что так долго разлучали их. Ведь иногда соседние улицы могут быть далекими и недоступными, как Антарктида. Но приходит день, когда тебя не пугает даже самая опасная экспедиция. И ты отправляешься в нее налегке, лишь с капелькой его любимых духов за ушком, в ложбинке чуть ниже шеи да на запястье…

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

Автор: Валерия Скрипка

Источник: hochu.ua

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости