Не только эротика. Самые нежные и тихие сцены любви в кино

Не только эротика. Самые нежные и тихие сцены любви в кино

Откровенные, нашумевшие "ню" сцены в кино на то и нашумевшие — их видели если не все, то многие. Но есть и другие сцены — тихие, нежные. Словно не на камеру игрались, а происходили вживую. О них мы и вспомнили.

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

"Бонни и Клайд" (1967)

Может, если бы легендарные разбойники и грабители банков Бонни Паркер и Клайд Барроу жили в другое время, а не в смутные годы американской Великой Депрессии — они оставались бы просто великими романтиками и любовниками. На самом деле, если приглядеться, то они таковыми и являются — несмотря на неслыханную по тем временам жестокость и дерзость этого шедевра "нового Голливуда".

Фэй Данауэй и Уоррен Битти великолепно справились с задачей воплотить в кинопленке образы реально существовавших в тридцатые годы Бонни и Клайда. Образы скучающих молодых людей, удрученных перспективой провести лучшие годы, да и весь остаток жизни в бесконечных поисках возможности заработать доллар-другой. Они стали грабить банки — хотя счастья и удовольствия от чемоданов с банкнотами было мало. У них просто не было времени и возможности тратить деньги — пара постоянно находилась в бегах и даже простой поход в магазин за едой представлял собой нелегкую задачу. Но они оставались романтиками — а вот насчет великих любовников все-таки была загвоздка. Дело в том, что герой Битти в картине — весьма неуклюжий,  неумелый и стеснительный сексуальный партнер. Об этом он честно и признается прекрасной Бонни в самом начале их знакомства. Но та не теряет надежды разбудить в нем мужчину — о, надо видеть, как она прилагает все усилия для этого в очередном гостиничном номере. Сразу и не поймешь, чего в этой сцене больше — сексуальности, красоты или просто заботы о любимом человеке.

Бонни и Клайд чувственная сцена

"Апокалипсис сегодня" (1979)

К 2001-му году картина Фрэнсиса Форда Копполы уже не первое десятилетие заслуженно считалась одним из лучших фильмов в истории кинематографа. Еще бы — это был практически идеальный фильм. Совершенный и грандиозный во всем — от замысла и сюжета до собственно того, как тщательно этот замысел воплощался перед кинокамерами.

Если вкратце, то фильм начинается с того, что неприкаянный и утомленный долгим вынужденным бездельем в Сайгоне капитан Уиллард (Мартин Шин) наконец получает сверхсекретное задание — добраться на катерке по реке до точки в Камбоджи, где обезумевший среди местных племен полковник Куртц (Марлон Брандо) возомнил себя Богом, но Богом очень жестоким и склонным к самоанализу и истреблению. Катерок отправляется сквозь вьетнамскую территорию в Камбоджу... А где же тут любовь и тем более эротика? А ее и не было в картине (если не считать незабываемой сцены с прилетом плейбоевских  моделей в  воинскую часть), не было вплоть до того, как в 2001-м не появилась наконец режиссерская версия фильма. В одном из добавленных эпизодов Уиллард по пути заплывает на огонек к французским плантаторам — представители древнего аристократического рода  гостеприимно позволяют капитану остаться на ночь в особняке. Компанию Уилларду душной ночью составляет томная и утонченная француженка, оставшаяся без мужа. Что можно сказать о сцене их внезапной близости? Она была снята с такой же тщательностью и такой же сокрушительной красотой, как и знаменитейший эпизод атаки военных вертолетов под музыку Вагнера.

Апокалипсис сегодня лучшие сцены

"Таинственный поезд" (1989)

Джим Джармуш — один из самобытнейших режиссеров современности, его фильмы не спутаешь с любым другим кинопродуктом. Соответственно и эротические сцены в картинах Джармуша, уж если они там и появляются, отличаются от любых других "альковных" моментов в мировом кинематографе.

Следуя одной из сюжетной линий шедевра режиссера конца восьмидесятых, парочка молодых, даже юных японцев, фанатов Элвиса Пресли, приезжает в Мемфис — родной город почившего короля рок-н-ролла. Цзун и Мицуко едут в Мемфис поездом, по дороге слушают кассетный плейер с двумя парами наушников, по прибытии вдвоем таскают по городу на жерди громадный чемодан (в основном набитый десятками футболок девушки), посещают знаменитую студию звукозаписи "Сан"… На ночь они останавливаются в дешевом мотеле. "Цзун, на мне ничего нет", — сообщает Мицуко из-под одеяла. А дальше следует робкая и чувственная сцена, которую язык просто не поворачивается обозвать пошлым определением "постельная". Наверное, так любовью бы занимались прелестные бабочки, стань они на пятнадцать минут людьми.

Таинственный поезд нежные сцены

"Ванильное небо" (2001)

"Ванильное небо" Кэмерона Кроу — великое кино о любви, вышедшее в самом начале нашего века. Любви вечной в самом буквальном смысле и одновременно несбыточной. И сколько бы десятков и сотен картин об этом самом чувстве не вышло с тех пор на экраны, считанные из них могут сравниться с "Ванильным небом". Сравниться в смысле непосредственного и в чем-то даже безжалостного воздействия на чувства зрителей.

Баловень судьбы, сын медиа-магната Дэвид (Том Круз) встречает на вечеринке по случаю дня рождения себя любимого красавицу и умницу Софию (Пенелопа Крус). Встречает любовь всей своей жизни, а сама жизнь меняется самым кардинальным образом раз и навсегда. Конечно, в картине хватает чувственных сцен, и еще большой вопрос, которая из них прекраснее и сексуальнее. Тут есть два варианта. В одной из них Дэвид и София, в первый же вечер знакомства, просто валяются на диванчике в скромной квартирке Софии и смотрят телевизор — будучи при этом полностью одетыми и как-то по-особенному трогательно полусонными и одновременно взволнованными. Второй вариант — самая что ни на есть постельная сцена, когда Дэвид находит (или не находит) Софию после ее таинственного и внезапного исчезновения и они тут же оказываются в объятиях друг друга. Лица любовников при этом не изображают простую трафаретную страсть. Здесь и восторг от жизни как таковой, и неописуемое счастье, и страх потерять друг друга еще раз, а еще неуверенность в силах судьбы и провидения — в смысле, ну нельзя же получать от жизни такие подарки!

Ванильное небо откровенная сцена

"Спроси у пыли" (2006)

Конечно, любовь с первого взгляда существует. А еще бывает так, что с первой же секунды знакомства люди испытывают искреннюю неприязнь, но все-таки их непреодолимо и необъяснимо тянет друг к другу. О, тогда рано или поздно случится не "просто" любовь, грянет настоящая катастрофа.

Именно такого рода несчастье произошло с героями этой великолепной драмы Роберта Тауна с Колином Фаррелом и Сальмой Хайек в главных ролях. По сюжету, Артуро Бандини (Фаррелл) — начинающий писатель в Лос-Анджелесе тридцатых годов. За душой у него ни копейки, живет он в какой-то ночлежке на склоне холма, денег едва хватает на чашку кофе. Зато у Бандини хоть отбавляй самолюбия, тщеславия и амбиций — но и талант, слава Богу, тоже вроде бы имеется. Ну а официантка мексиканского происхождения Камилла Лопес — тоже не лишенная гонора красавица, но, к сожалению абсолютно безграмотная. Поэтому литературные потуги Бандини ей совершенно до лампочки. Но молодых людей тянет друг к другу — и все тут. Их первая поездка ночью на океан с последующим купанием в соответствующем виде — не просто одна из самых красивых сцен сексуального характера этого века в кино. Это настоящий театр. Камилла не только пытается соблазнить Артуро. Может, даже, она вообще не собирается его соблазнять. Она дразнит бедного парня, едва ли не издевается над ним, демонстрируя свою бесспорную и очевидную красоту. И душа бедного Артуро катится в тартарары.

Спроси у пыли нежная сцена

Читайте также: Достойны восхищения. Пять фильмов о великих женщинах

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости