Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Поклонники Бейонсе давно заскучали по новым видео и песням r`n`b-королевы, однако совместный клип Бейонсе и Coldplay «Hymn for the Weekend» был встречен критикой за поверхностное представление индийской культуры. И когда, казалось бы, все уже успокоились, Бейонсе делает шах и мат: после полутора лет молчания Queen Bey выпускает «Formation» — самое  непристойное, «грязное», сочное, злое и стильное видео Бейонсе за всю карьеру.

Оценка
- 4.5 из 5 возможных на основе 2 голосов

 

Исполненный гордости за черную культуру Америки и уже привычного для Бейонсе торжества феминизма, «Formation» — это однозначное, прямое политическое высказывание, затрагивающее весьма болезненную для американского обществу тему расовой дискриминации и стандартов красоты вроде "белой худой женщины на обложке". Не в бровь, а в глаз, что называется.

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Поводом для столь эффектного и противоречивого возвращения послужил Месяц Черной Истории (Black History Month), также известный как Месяц Афро-Американской Истории в Америке — ежегодное торжество в США, Канаде и Великобритании, призванное почтить память выдающихся людей и важных событий в истории африканской диаспоры.

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Центральным посланием клипа стала сцена, где офицеры перемещают ладони на рукоятки пистолетов, но вместо того, чтобы стрелять, поднимают руки вверх, и мы видим нарисованную баллончиком на стене надпись: «Stop Shooting Us» — «Хватит стрелять в нас». 

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Бейонсе — многоплановый игрок, поэтому «Formation» нельзя свести к одной лишь политике. Расовая дискриминация, права человека, стандарты красоты «белого общества», отрицание и принятие таких вещей, как «африканский нос», «африканские волосы» или «африканский зад» —  это понятия, неразрывно между собой связанные. О чем Бейонсе и поет: 

I like my baby hair, with baby hair and afros / I like my negro nose with Jackson Five nostrils. 

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

А затем метко и без стеснения заявляет, что помнит, откуда она родом:

My daddy Alabama, my Momma Louisiana / You mix that negro with that Creole / make a Texas bama. Earned all this money but they never take the country out me / I got hot sauce in my bag, swag. 

«Да, я заработала все эти деньги, но навсегда останусь деревенщиной» — это говорит Бейонсе, давая понять, что пословица «Можно вывезти девушку из Техаса, но Техас из девушки – никогда» и происхождение со знаменитого американского Юга с его потомками темнокожих рабов с плантаций, «черными мамочками» и «бамами» (самопрозвище афроамериканцев из не самых обеспеченных районов, означающее что-то вроде «деревенщина», «провинциал») — не повод стыдиться себя и того, как ты выглядишь и говоришь.

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Ложный стыд за свое происхождение иллюстрирует сцена, где Бейонсе предстает в изысканном белом платье из коллекции Alessandra Rich Spring'16 и шляпке Chanel  в окружении таких же элегантно одетых девушек с идеально прямой спиной и чопорно поджатыми губами — они сидят в гостиной плантаторского дома, изо всех сил пытаясь походить на благородных белых барышень.

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Последовавшее через 24 часа за клипом «Formation» выступление Бейонсе на финале чемпионата Национальной футбольной лиги США «Супербоул» в этом смысле — вторая часть громкого заявления. Воинственно настроенная Квин Би в жакете, намеренно скопированном с образа Майкла Джексона 1993 года, в окружении танцовщиц в кожаных костюмах и черных беретах – это прямая апелляция к униформе «Черных пантер» — радикального движения США 60-70-х гг., боровшегося за права черных. Только, в отличие от Мартина Лютера Кинга, «Пантеры» выступали за силовое сопротивление. «Черные пантеры» взяли в руки оружие в 1966 году в Окленде, штат Калифорния – и это всего в 50 милях от Санта Клара, где проходил «Супербоул».

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Читай также:
"Лысая мода":
Почему девушки с бритыми головами делают мир лучше

Black is back: почему Бейонсе заговорила матом после полутора лет молчания

Действительно, как тут не выругаться матом, bitch.

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости