Курильщики в кино. Мундштук Одри Хепберн, эротизм Шэрон Стоун и саморазрушение Брэда Питта

Курильщики в кино. Мундштук Одри Хепберн, эротизм Шэрон Стоун и саморазрушение Брэда Питта

Если вы курите, но собираетесь бросить это нездоровое, но приятное дело, то имеет смысл это делать прямо сейчас, когда весь мир отмечает Неделю отказа от курения.

Оценка
- отзывов еще нет

Мы же в редакции по такому случаю сообразили ТОП-7 фильмов о главных курильщиках в кино! Среди них — Ума Турман, Брюс Уиллис и ироничный Игги Поп.

"Завтрак у Тиффани"

"Завтрак у Тиффани" — один из самых успешных фильмов с неподражаемой Одри Хепберн в главной роли — и одна из лучших романтических картин в истории кинематографа — окончательно и бесповоротно сделал очаровательную худышку Одри настоящей иконой стиля. И это при том, что до "Завтрака..." в списке творческих побед Хепберн были и "оскароносные" "Римские каникулы", и "Сабрина", и "Забавная мордашка".

Просто до "Тиффани..." Одри играла сугубо положительных персонажей, здесь же ее героиня Холли Голайтли — довольно легкомысленная авантюристка и содержанка, живущая за счет многочисленных ухажеров с вместительным кошельком. Холли мучается несбыточными мечтами, хочет всего — либо ничего, испытывает постоянную жажду — жажду жизни, и, конечно же, курит. Но как она это делает! Сигареточка на длиннющем мундштуке в руках Хепберн — просто верх изящества. С современной электронной сигаретой в ладони такого сногсшибательного эффекта не добиться — какой бы красавицей ни была вдыхающая дым леди.

Завтрак у Тиффани

"Хороший, плохой, злой"

Финальная и самая удачная часть ковбойской "долларовой" трилогии маэстро спагетти-вестернов Серджио Леоне — настоящий эталон жанра. Сейчас, более чем полвека спустя, вообще-то мало кто использует уничижительный термин "спагетти-вестерн" касательно фильма — а тогда, в середине 60-х, такого рода кино считалось высоколобыми эстетами второсортным, плебейским и имеющим мало отношения к высокому искусству. Но время все расставило по местам.

В год своего выхода картина (дежурно обруганная критиками) превратила исполнителя роли "хорошего" блондинчика Клинта Иствуда в суперзвезду. Сейчас же фильм по праву считается не только одним из лучших вестернов всех времен и народов, но и одним из знаковейших фильмов 20-го века.

Положа руку на сердце, тогда Иствуда действительно нельзя еще было назвать таким уж блистательным актером — и тем более он еще не успел стать выдающимся режиссером. В чем же секрет? Не только в знаменитом прищуре и неисчерпаемой природной харизме. Герой Иствуда в фильме — не такое несусветное трепло, как его киношный антипод Туко ("злой"). Болтать попусту ему не дает не только характер. Дело еще и в небольшой тонкой сигаре, постоянно и непременно зажатой в углу рта — именно она стала неотъемлемой частью немногословного героического образа Иствуда в фильме. Кроме того, это табачное изделие несет и сюжетную нагрузку — Туко то и дело выслеживает Блондинчика по многочисленным характерным окуркам.

Хороший плохой злой

"Основной инстинкт"

Многие пытались, но у немногих получалось так убийственно соблазнительно просить огоньку, неторопливо прикуривать и пускать дым, как это делала героиня Шэрон Стоун в знаменитом эротическом триллере Пола Верховена. Каким-то образом у мисс Стоун получалось достигать едва ли не гипнотического эффекта, уже не говоря о собственно эротизме — при этом, не скатываясь в банальную пошлость.

Роль подозреваемой в убийстве писательницы Кэтрин Трэмелл так и осталась самой известной в карьере Стоун. Хотя были и другие, далеко не такие вызывающие, а гораздо более приземленные роли — например, у Джима Джармуша в "Сломанных цветах". Общее впечатление от маниакально-соблазнительной Кэтрин не испортил даже неудачный сиквел "Основного инстинкта" 2006-го года — Стоун баловалась сигаретами и там.

Основной инстинкт

"Криминальное чтиво"

В картине, раз и навсегда сделавшей Квентина Тарантино по-настоящему культовым режиссером, можно наблюдать сразу две классические табачные сцены — одну с Брюсом Уиллисом, а другую — с Умой Турман и Джоном Траволтой. Мало кто так смачно и в некотором смысле заслуженно затягивался сигареткой, как герой Уиллиса, боксер Бутч.

Заслуженно? Бутч выиграл боксерский поединок, ослушавшись тем самым своего босса-мафиози, и спешно ретируется с места событий в такси. Развязывая зубами боксерские перчатки и отсвечивая кровавым пятном на майке, Бутч, просит закурить у везущей его привлекательной мексиканки. На вопрос, каково это — забить руками человека до смерти, Бутч отвечает, глубоко и жадно затягиваясь: "Он мертв? Я не знал, что он умер. Если бы завязывал перчатки как следует, остался бы жив". Классика.

Еще один классический эпизод классического фильма — когда герой Траволты Винсент Вега сворачивает на глазах у жены того самого босса-мафиози Мии (Турман) аппетитную самокрутку. "Сверни и мне такую, ковбой!", — то ли соблазняющим, то ли заговорщицким тоном произносит Турман. А уж каким восхитительным образом она выкуривает эту самую самокрутку — тут не длинных мундштуков, не длинных оголенных ног не нужно.

Криминальное чтиво

"Бойцовский клуб"

Более мизантропическое, деструктивное, и, главное, саморазрушительное кино, чем драма Дэвида Финчера с Брэдом Питтом и Эдвардом Нортоном просто сложно представить. И дело тут не в одном угарном мордобое, а и в непрерывном курении — пачка за пачкой, пока эти чертовы легкие не отправятся ко всем чертям.

Брэду Питту всегда удавались роли слегка чокнутых персонажей — достаточно вспомнить "12 обезьян" — но в "Клубе" на пару с Нортоном он в этом смысле превзошел себя. Через край так через край, и сигарета в окровавленных губах, и оставшихся целыми зубах главных героев как нельзя лучше дополняет патологически сложные образы героев Питта и Нортона. А также их странный и нездоровый во всех смыслах образ жизни.

Бойцовский клуб

"Кофе и сигареты"

Это он, самый никотиновый (и кофеиновый, конечно же) фильм всех времен и народов. Один из самобытнейших режиссеров американского кино (наряду с Вуди Алленом и братьями Коэн) Джим Джармуш снял картину, полностью оправдывающую свое название и посвященную непосредственно курению табака и распитию напитка из перемолотых зерен.

Фильм состоит из внушительного количества коротеньких новелл, герои которых преимущественно сидят за столиками и предаются любимому и вредному для здоровья занятию. Все они по-своему великолепны, но особенно хороша та, в которой "засветились" легендарные музыканты Том Уэйтс и Игги Поп — в роли самих себя, но говорящих устами Джармуша, написавшего сценарий фильма. Ключевая фраза из блистательного диалога: "Мне жаль всех этих молодых сосунков, никакой силы воли. Знаешь, теперь — когда мы завязали — мы можем позволить себе выкурить по одной".

Кофе и сигареты

"Генсбур. Любовь хулигана"

Байопики — вещь неблагодарная, и чаще всего они не оправдывают ожидания истинных поклонников той или иной знаменитости, которой посвящена очередная биографическая драма. "Любовь хулигана" о легендарном французском шансонье Серже Гензбура — приятное исключение. Французы умели и умеют достойно и, что немаловажно, со вкусом чтить память своих героев.

Фильм получился чрезвычайно стильным — а уж стиля самому Генсбуру в жизни было не занимать. И неотъемлемой частью этого самого стиля, помимо первых красавиц того времени вроде Жюльетт Греко или Бриджит Бардо в объятиях, были сигареты. Показательная сцена из картины — едва оправившийся от инфаркта Генсбур, лежа в пижаме на больничной койке, отвечает журналистам по поводу своих дальнейших планов: "Увеличить количество потребляемых сигарет!". Смертоносная штука, понятное дело, при этом дымится во рту.

Читать также Боссы в кино. Что делать, если шеф обожает БДСМ, а твой слуга тебя не слушает

Подписаться Подписаться
Новости партнеров

сейчас читают

Последние новости